Powered by Invision Power Board
Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация ) Выслать повторно письмо для активации

Страницы: (2) [1] 2   ( Перейти к первому непрочитанному сообщению ) Reply to this topicStart new topicStart Poll

> Вторая Чеченская война
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:20
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




ВЧВ является одной из самых жестоких войн на постсоветском пространстве
В свое время, так уж жизнь сложилась, я изучал ВЧВ, поэтому буду постепенно выкладывать накопленные материалы. В основном это будут факты и хронология событий, иногда с моими небольшими комментариями.
Основы ВЧВ были заложены в период "независимости" Чечни в 1996-1999 годах.
Поэтому правильнее будет начать изложение событий с этого периода.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:21
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




На мой взгляд, основные причины поражения чеченских отрядов во второй чеченской войне (далее ВЧВ) были заложены в период "независимости" в 1996-1999 годах.
1. В 1996-1999 годах в чеченском обществе произошел раскол между "умеренными"(А.Кадыров, братья Ямадаевы) и "радикалами"(Басаев, Хаттаб,Удугов, Яндарбиев Бараев). Часть чеченских командиров(Масхадов, Исрапилов, Гелаев) заняла нейтральную позицию в этом противостоянии. Группа "умеренных" выступала за переход к мирному развитию, сосредоточении основных усилий на внутреннем развитии и построении умеренного «исламского» общества. Группа "радикалов" настаивала на продолжение джихада в других регионах Северного Кавказа и необходимости построения строгого исламского общества на основе норм шариата. Также свою роль играл и религиозный фактор. В рядах радикалов основу составляли салафиты находившиеся под влиянием арабских эмиссаров, а в рядах умеренных основу составляли приверженцы традиционного для Чечни суфийского направления ислама. В течении 1996-1999 года данное противостояние и раскол углублялись и привели к вооруженным столкновениям. В августе 1999 года «умеренные» выступили против дагестанской авантюры Басаева. Сам Масхадов до последнего колебался, но в октябре-ноябре 1999 года окончательно занял сторону «радикалов». В ходе ВЧВ федеральные власти сделали ставку на умеренных и именно они составили костяк пророссийских сил в Чечне.
2. В период «независимости» произошел очень резкий рост преступности, который нанес сильный удар по имиджу чеченского сопротивления. Если в ходе ПЧВ западными СМИ и обществом чеченское сопротивление воспринималось как борьба за независимость, то перед ВЧВ положительному имидже чеченского сопротивления был нанесен сильный удар. Тысячи молодых людей научились обращаться с оружием, однако с завершением войны они не могли трудоустроиться, найти применение своим силам. В этих условиях в Чечне наблюдается стремительный рост преступности. Слабость власти, высокий уровень коррупции и разруха способствуют наиболее уродливому явлению чеченской жизни того времени – похищению людей с целью получения выкупа. Этот вид преступности превращается в почти легальный бизнес, а его жертвами становятся как местные жители и жители соседних республик, так и приезжавшие в республику журналисты и специалисты, включая иностранцев. Лиц, похищенных на территории России, нередко также доставляли сюда. В Урус-Мартане действовал публичный «рынок рабов», где людей продавали-покупали-обменивали как вещей или как скот. Нередко жертвами похищений становились иностранцы или журналисты. Можно вспомнить историю с отрезанием голов похищенным иностранцам и т.д.. Все эти факты существенно повлияли на отношение к чеченском сопротивлению за пределами Чечни.
3. Начало второго конфликта чеченское общество встретило с совершенно другими настроениями. «Романтическая эпоха» независимой Чечни закончилась. События «межвоенного периода», в течение которого большинство населения республики с трудом сводило концы с концами, элиты были заняты борьбой за власть, а уровень преступности достиг небывалых масштабов, породили в чеченском обществе скепсис и разочарование. Чеченцы, наученные горьким опытом «первой» войны, ничего хорошего от российских войск, разумеется, не ждали. Но и сражаться на стороне то воевавших между собой, то примирявшихся «ваххабитов» и «масхадовцев» теперь желали также далеко не все. Первые – особенно после событий в Дагестане – воспринимались в качестве людей, приведших на чеченскую землю новую войну, фактически – провокаторов. На вторых возлагалась ответственность за слабость власти, ее неспособность в течение трех лет навести в республике элементарный порядок. В конечном итоге большинство населения, не желая выбирать меньшее из зол, заняло выжидательную позицию. Чеченским бойцам, ведущим тяжелые бои с противником, конечно, сочувствовали. Но желающих встать с ними в один строй заметно поубавилось.
4. Недооценка федеральных войск со стороны чеченских отрядов. Победа в ПЧВ привела к некому «головокружению от успехов» у чеченских отрядов. Они не учитывали, что за три года российские войска извлекли уроки из поражения в ПЧВ и изменили свою тактику, а также повысили боеспособность. Если в ПЧВ федеральные войска отнеслись к чеченским отрядам свысока и недооценили противника, то перед ВЧВ уже чеченские отряды совершили ту же ошибку в отношении федеральных войск. Эта недооценка федеральных сил и переоценка собственных возможностей сильно аукнулась чеченским отрядам, особенно в первый год войны.
5. Прекращение поддержки из-за рубежа, в основном из арабских стран. В 1996-1999 года сильно возросла роль арабских эмиссаров и арабских денег в чеченских отрядах. Почти в каждом отряде имелся арабский эмиссар. Значительная часть финансирования отрядов шла из арабских источников. Поэтому за период «независимости» резко возросла зависимость чеченских отрядов от арабских денег и поддержки. По большому счету все кардинальным образом изменил Ирак. Финансовые потоки из арабских стран были переориентированы на Ирак и Афганистан, и «джихад в Чечне» потихоньку заглох. Остаточные явления поддерживались исключительно силами ярких авторитетных личностей типа Басаева. Под него деньги еще давали, но по мере физического уничтожения харизматичных лидеров истончался и финансовый поток. Начались взаимные обвинения, и фактически единая цепочка распалась на фрагменты: каждый мало-мальски полевой командир считал своим долгом заиметь своего «казначея» за границей». Одновременно гибли и арабские эмиссары, а нового прихода арабских добровольцев уже не было. Остававшиеся на Северном Кавказе арабские эмиссары были фактически брошены на произвол судьбы и представляли собой классический «забытый полк». Те крохи, которые им доставались с «иракского стола», уже не могли обеспечить наступательности и авторитета в сопротивлении. Появились новые источники дохода для финансирования «джихада» - рэкет бизнесменов и похищение заложников. Поток денег из арабских стран исчерпался, особенно с учетом того, что в Чечне не осталось тех лиц, кто бы мог служить гарантами «целевого расходования средств». Как итог: публичный разрыв последнего «верховного главнокомандующего имарата Кавказ» Д.Умарова с саудовцем Моханнедом, и быстрая гибель последнего.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:22
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




После заключения Хасавюртовских соглашений, завершивших первую, как потом окажется, войну, в Чеченской Республике Ичкерия были приняты законодательные акты, поставившие под сомнение существовавший с момента объявления независимости ее политико-правовой статус. По инициативе исполнявшего обязанности Президента Зелимхана Яндарбиева парламент принял закон, в соответствии с которым конституционно закреплялся статус ислама как «государственной религии». «В целях создания необходимой основы для углубленного изучения и постижения религии» в качестве обязательных дисциплин в школах вводилось преподавание арабского языка и Корана.

Религиозные реформы предполагались и в других сферах. Стал действовать, например, новый уголовный кодекс, на основе суданского уголовного кодекса. Обычные суды заменили на суды шариатские.

Тем не менее состоявшиеся 27 января 1997 г. при содействии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) выборы президента и парламента Чечни были проведены в соответствии с международными стандартами. Они прошли в присутствии многочисленных международных и российских наблюдателей, которые не зафиксировали серьезных нарушений. С почти двукратным перевесом над всеми остальными кандидатами победу на президентских выборах одержал Аслан Масхадов. Его соперниками были авторитетные среди местных жителей, по крайней мере тогда, Шамиль Басаев, Зелимхан Яндарбиев, Ахмед Закаев и Мовлади Удугов. Были и другие претенденты, менее известные и, соответственно, с еще меньшими, чем у них, шансами на победу.

Выборы в Чечне были признаны и российским руководством. 12 мая 1997 г. Президент РФ Борис Ельцин и Президент Чеченской Республики Ичкерия Аслан Масхадов подписали «Договор о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия», имеющий целью «прекратить многовековое противостояние, установить прочные, равноправные, взаимовыгодные отношения».

В сформированном после выборов Масхадовым правительстве все ключевые посты занимали боевые соратники. Первыми заместителями в правительстве (пост премьер-министра он сохранил за собой) были назначены Шамиль Басаев и Мовлади Удугов. Заместителями стали Ахмед Закаев и бывшие полевые командиры Руслан Гелаев и Ислам Халимов. Силовые министерства также возглавлялись участниками боевых действий. И только в сфере хозяйственного управления (да и то не везде и не в ключевых областях экономики) руководящие посты были оставлены за специалистами.

Другими словами, при формировании правительства подбор на должности осуществлялся в соответствии с военными заслугами; профессионализм и наличие знаний, необходимых для руководства какой-то конкретной отраслью хозяйства, практически не учитывались. Масхадов полагал, что главное – сохранить единство, пусть и внешнее, показное.

В дальнейшем политические процессы в ЧРИ будут главным образом развиваться в русле борьбы между президентским лагерем и стремительно радикализирующейся оппозицией. Эта борьба временами будет перерастать в вооруженное противостояние, в нее окажутся вовлеченными все ветви власти и силовые структуры. Желая избежать гражданской войны, Аслан Масхадов и в дальнейшем будет постоянно искать компромисса, и пытаться сохранить внешнее согласие иногда ценой принципиальных уступок. Это будет восприниматься его противниками как слабость и провоцировать на новые атаки.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:22
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




С первых же дней перед новым чеченским руководством в полный рост встали кричащие социально-экономические проблемы. Экономика, жилой фонд и социальная инфраструктура республики были разрушены войной.
В июне 1998 г. по официальным данным в Чечне насчитывалось 300 тысяч безработных – практически все трудоспособное население. В марте 1999 г. «в связи с острым дефицитом бюджета» были понижены оклады военнослужащим чеченской армии: теперь генерал получал чуть более 1 (одной) тысячи рублей, рядовые служащие – около 600, надбавки за звания и выслугу не выплачивались вообще.
Тысячи молодых людей научились обращаться с оружием, однако с завершением войны они не могли трудоустроиться, найти применение своим силам. В этих условиях в Чечне наблюдается стремительный рост преступности. Слабость власти, высокий уровень коррупции и разруха способствуют наиболее уродливому явлению чеченской жизни того времени – похищению людей с целью получения выкупа. Этот вид преступности превращается в почти полулегальный бизнес, а его жертвами становятся как местные жители и жители соседних республик, так и приезжавшие в республику журналисты и специалисты, включая иностранцев. Лиц, похищенных на территории России, нередко также доставляли сюда.
Несмотря на целый ряд удачных операций чеченских правоохранительных органов, приведших к освобождению заложников, в целом правительству Аслана Масхадова не удалось справиться с этой вопиющей проблемой. Ввиду коррупции и круговой поруки многие, даже взятые с поличным преступники, уходили от ответственности или отделывались наказаниями, явно несоразмерными тяжести содеянного.
Криминогенная обстановка в Чечне стала фактором политики. Оппозиция упрекала власти республики в неспособности противостоять бандитам, власти заявляли, что лидеры оппозиции сами причастны к похищениям людей (что нередко соответствовало действительности). В позорный бизнес оказались вовлечены государственные чиновники. Но самое главное – масштабы этого явления очень быстро оказались в числе важнейших факторов, способствовавших международной изоляции республики и ухудшению отношений с Москвой. В свою очередь идеологи реванша умело использовали информацию из Чечни для обоснования нового военного вмешательства. Впоследствии российская сторона неоднократно оправдывала свои действия необходимостью покончить «с рынком работорговли» на территории республики.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:23
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




К лету 1997 г. в Чечне сложились три основные общественно-политические группировки, из которых две были представлены в правительстве. Умеренные силы, ориентирующиеся на президента и поддерживающие его политический курс, состояли из организаций, входивших в состав возникшего в годы первой войны антивоенного Координационного Совета общественно-политических партий и движений ЧР (КСПД): «Патриоты Чечни», «Вежарий», «Иман». Наиболее крупными общественными организациями умеренного толка являлись движение «Даймохк» и «Партия национальной независимости». Открыто пропрезидентские позиции заняло и движение «Чеченское исламское государство», созданное в августе 1997 г. активным участником боевых действий Турпал-Али Атгериевым.

Радикальные силы в правительстве группировались вокруг вице-премьеров Шамиля Басаева и Мовлади Удугова, возглавлявших соответственно партию «Маршонан тоба» и союз политических сил «Исламский порядок». Обе эти организации появились на политической сцене республики в январе-феврале 1997 г. и выступили с позиций «условной поддержки» Аслана Масхадова. С ними во многом блокировались Ассамблея партий и комитетов ЧРИ, возглавлявшаяся советником президента Саид-Хасаном Абумуслимовым, и блок национально-патриотических сил «Свобода», который возник в мае-июне 1997 г. путем объединения нескольких мелких радикальных групп. Фактическим руководителем последнего считался глава «Зеленого движения» Рамзан Гойтемиров.

Ультрарадикальная оппозиция сформировалась в апреле-мае 1997 г. из числа представителей движения за независимость, критиковавших президента и правительство за компромиссы в отношениях с РФ. Ее представители считали допустимым применение террористических актов в борьбе за независимость, причем даже в мирное время. Во внутренней политике они требовали привлечь к уголовной ответственности лиц, сотрудничавших с пророссийской администрацией, и углубить «исламизацию» государственных структур и общественной жизни. Наибольшую известность среди ультрарадикалов получили движение «Путь Джохара» и т. н. «Армия Джохара Дудаева», возглавляемые полевым командиром Салманом Радуевым. Его союзником выступала «Кавказская Конфедерация» во главе с бывшим и.о. президента ЧРИ Зелимханом Яндарбиевым.

В качестве отдельной силы, впоследствии сыгравшей значительную роль в эрозии государственной власти, стал выступать институт шариатских судов, введенный в конце 1996 г. Верховный Шариатский суд республики возглавлял специалист по мусульманскому праву Шамсуддин Батукаев.

Уже к осени 1997 г. между этими группировками началась острая политическая борьба. Акцентируя внимание на провалах в экономике, низких темпах восстановительных работ в республике, ставших уже хроническими невыплатах задолженности по заработной плате работникам бюджетной сферы и росте преступности, оппозиция потребовала отставки из правительства профессионалов – представителей старой хозяйственной и административной элиты. В начале октября критика президента усилилась. Пробасаевская партия «Маршонан тоба» на своем съезде отвергла возможность компромисса с Россией по вопросу о независимости республики и выступила против «единого военного и экономического пространства» с ней. Делегаты потребовали снять с руководящих должностей «лиц, сотрудничавших с марионеточными властями»» в ходе войны и обеспечить действие закона о люстрации.

Демарш Шамиля Басаева был воспринят многими как заявка (и даже претензия) на власть. Ни официальным положением, ни фактической возможностью влиять на президента и правительство в ходе выработки решений он ограничен не был. Тем не менее 28 октября Аслан Масхадов учел раздающуюся в его адрес критику и объявил о перестановках в руководстве экономическим блоком правительства: был отправлен в отставку первый вице-премьер Муса Дошукаев, министр экономики Иса Астемиров, начальник налоговой службы Омар Туршаев и т. д. Была расформирована и государственная нефтяная компания «ЮНКО».

Одновременно с нападками оппозиции и расколом внутри правительства началось и противостояние между Верховным Шариатским судом и законодателями. Поводом для этого послужил акт об амнистии, принятый парламентом республики в отношении лиц, сотрудничавших с российскими властями, но не «запятнавших себя кровью соотечественников». Богословы, указывая на религиозные догмы, заявили в своем обращении, что «в исламе ни покаяние осужденного или задержанного, ни ходатайство кого-либо, ни какие-либо великие даты не являются основанием для их освобождения от ответственности и наказания». В ответ председатель парламентского комитета по средствам массовой информации, указав, что судьи превышают свои полномочия, обвинил приданную им шариатскую гвардию (аналог корпуса судебных приставов) в совершении уголовных преступлений, в том числе и похищениях людей.

Однако Аслан Масхадов, идя на уступки радикалам, не поддержал парламент. В декабре 1997 г. своим решением он передал уголовно-исправительные учреждения в ведение Верховного Шариатского суда. В следственных изоляторах и местах заключения были введены исламские правила: осужденных обязали молиться, им было запрещено передавать спиртные напитки и наркотики, что прежде случалось нередко. В конце этого же месяца он передал полномочия главы правительства Шамилю Басаеву. В новом кабинете Мовлади Удугов занял пост первого вице-премьера и министра иностранных дел.

Оба главных оппонента президента и его основные соперники на годичной давности выборах получили возможность исправить недочеты в экономике, прежде всего в добыче нефти и ее переработке, наладить восстановительные работы в городах и селах, придать дополнительный импульс зашедшему в тупик переговорному процессу с Россией и подавить преступность.

Ни одна из этих задач в итоге решена не была. Летом 1998 г. парламент Чечни счел, что работа премьера была неудовлетворительной, и утвердил его прошение об отставке. Наибольшее неудовольствие у депутатов, как, впрочем, и у остальных жителей республики, вызвало то, что правительство выдало частным лицам разрешение на добычу нефтяного конденсата. В результате этого Грозный и прилегающие к нему районы были изрыты, изъедены многометровой глубины колодцами. Началась торговля лицензиями, из-за контроля над земельными участками возникали перестрелки, вокруг них появилась охрана с будками и шлагбаумами. Подлинная катастрофа обрушилась на нефтеперерабатывающие заводы. Большинство колодцев были вырыты либо непосредственно на их территории, либо поблизости. Добытчики конденсата выкапывали на продажу трубы, срезали и уносили кабели и линии электропередач, разбирали на строительные материалы здания и производственные помещения, словом, разрушали и то немногое, что пощадила война.

Дальше – больше. Вооруженные люди, среди которых нередко можно было встретить и участников боевых действий (но куда чаще тех, кто взял в руки оружие уже после войны), стали захватывать действующие и законсервированные скважины и бесконтрольно откачивать оттуда нефть. Ее переработка на самодельных перегонных установках (т. н. самоварах) и вывоз за пределы республики в сыром виде превратился в хорошо организованный криминальный бизнес, искоренить который до конца, несмотря на все прилагаемые усилия, так и не удалось.

Отставка Шамиля Басаева явилась закономерным итогом его «хозяйствования». К концу недолгого премьерства облик «героя войны» сильно потускнел, он растерял прежних своих сторонников и превратился в не очень влиятельного, неудачного политика. О дальнейших претензиях на власть ему, скорее всего, можно было и не думать, если бы не переселившиеся в республику дагестанские салафиты и сорганизовавшиеся вокруг них местные группы «новых мусульман»
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:23
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Салафиты – общее название мусульманских религиозных деятелей, которые в разные периоды истории ислама выступали с призывами ориентироваться на образ жизни и исповедание веры ранних мусульман – «праведных предков» (ас-салаф ас-салих). Салафиты резко выступали против различных «нововведений» (бид'а) в сферах вероучения и повседневной жизни, начиная с методов символико-аллегорического толкования Корана и кончая всевозможными новшествами, привнесенными в мусульманский мир в результате его контактов с Западом.

К салафитам причисляют таких мусульманских богословов средневековья, как Ибн Ханбаль, аш-Шафии и Ибн Таймийя. Салафитская доктрина лежала в основе идеологии возникшего в XVIII в. в Аравии ваххабитского движения. С 1920-х гг. салафитские идеи были подхвачены идеологами «Братьев-мусульман». Салафитами называют себя и последователи «пуританского», фундаменталистского течения в исламе на территории бывшего СССР (прежде всего на Северном Кавказе). Именно они стали в «межвоенный период» еще одним фактором Северо-Кавказской политики.

До начала войны 1994-1996 гг. жители Чечни о салафизме знали лишь понаслышке. Ни в организационном плане, ни в плане пропаганды своих идей в республике движение исламских фундаменталистов тогда никак не было оформлено. Первым его проповедником можно считать иорданского шейха чеченского происхождения Абу Салмана (Фатха), появившегося в республике уже в ходе «первой» войны. Для обучения молодежи основам ислама осенью 1996 г. на территории бывших пионерских лагерей у с. Сержень-Юрт в Шалинском р-не им был создан «Кавказский институт исламского призыва (Дава,а)». После его смерти в состав руководства был включен другой иорданец – эмир Хабиб Абд аль-Рахман Хаттаб (Хаттаб), воевавший против советских войск еще в Афганистане и прибывший в республику весной 1995 г. во главе двух десятков других добровольцев. В скором времени после этого институт трансформировался из обычного религиозного учебного заведения в учебно-тренировочный лагерь по военной подготовке религиозно настроенной молодежи.

Салафиты позиционировали себя в качестве истинных мусульман. Отрицая суфийское направление, традиционное для Чечни, и его духовенство, погрязшее, по их мнению, в грехах и не разбирающееся в основах религии, они обращались к истокам первоначального ислама. В российской прессе и политических кругах сторонников этого течения не совсем корректно стали называть ваххабитами.

Салафиты (ваххабиты) появились в Дагестане намного раньше, чем в других регионах Северного Кавказа. Поначалу их деятельность была вполне мирной и не выходила за пределы теологических споров, диспутов, совместных молитв верующих, толкования сур и айятов Корана. Сторонники нового течения призывали мусульман вернуться к «очищенному» от позднейших искажений исламу времен пророка и первых его четырех преемников-халифов. Требовали отказаться от «нововведений», в частности, от поклонения святым и почитания считающихся священными мест.

Проповеди салафитов, в которых затрагивалась и тема социальной справедливости, не могли не иметь успеха. Дагестан – регион с колоссальной разницей в доходах населения, это республика, в которой бизнес и власть поделены между руководителями разных этнических движений, возникших в годы перестройки под флагом возрождения языка, национальных традиций и обычаев, а затем деградировавших в полукриминальные группировки. К началу 90-х здесь уже возникли наднациональные общины мусульман, отвергавших официальное, поддерживаемое местным (а значит, и российским) руководством духовенство. В некоторых населенных пунктах количество тех, кто примкнул к салафитам, вплотную приблизилось к сторонникам суфизма, в других их уже было большинство. Но главное, существовал огромный ресурс для дальнейшего распространения этого учения, особенно среди молодежи. Во властных структурах республики и правоохранительных органах процветала коррупция, значительная часть населения не имела работы, а следовательно, и легальных источников доходов. И все это на фоне всегда существовавших противоречий между разными этническими группами из-за земли, ресурсов и «доходных» должностей.

В республике постепенно начал появляться новый центр власти. Поражение России в первой «чеченской» войне лишь стимулировало этот процесс. В некоторых населенных пунктах по инициативе местных жителей – приверженцев «чистого ислама» – было введено шариатское правление, а для поддержания порядка созданы отряды ополчения. Так случилось, например, в даргинских селах т. н. Кадарской зоны: Кадаре, Чанкурбе, Карамахи и Чабанмахи. Попытки восстановить над ними юрисдикцию все чаще и чаще заканчивались вооруженным противостоянием и перестрелками с сотрудниками правоохранительных органов.

Властям республики и официальному духовенству в идеологическом плане нечего было противопоставить салафитам. Поэтому эрозия государственных институтов, скорее всего, и дальше проходила бы в тех же темпах, если бы те продолжили пропаганду своих идей мирным путем. Вместо этого некоторые из лидеров «новых мусульман», в частности, Багауддин Муххамад (Кебедов), стали призывать к созданию в Дагестане независимого исламского государства. Вооруженный джихад признавался одним из главных методов в деле достижения этой цели.

Но такие настроения среди салафитов еще не были определяющими. Победа сепаратистов в первой «чеченской» войне не являлась тем примером, который мог бы воодушевить на открытое противостояние с Россией. Да и достигнута она была под совершенно иными, демократическими лозунгами (право народов на самоопределение). Рядовые последователи нового для Северного Кавказа религиозного течения были скорее настроены на взаимодействие с государством, чем на конфликт с ним. К тому же призывал и Ахмад-Кади Ахтаев, создатель и руководитель Исламской партии возрождения, пользовавшийся огромным влиянием и авторитетом у салафитов Дагестана. Являясь сторонником просветительской деятельности, он и от своих сторонников требовал направлять силы не на борьбу с властями и остальными верующими, а на создание привлекательного для всех образа ислама.

Умеренные настроения большинства салафитов не были оценены властями. Против них последовали репрессии, значительно усилившиеся после 23 декабря 1997 г., когда группа боевиков совершила вооруженное нападение на воинскую часть в Буйнакске. Официально ответственность за него российская власть возложила на чеченского полевого командира Хаттаба. Но гонениям подверглись жители Дагестана – приверженцы нового движения и сочувствующие им. Это привело к тому, что члены многих джамаатов (общин верующих) – иногда в полном составе, часто и со своими семьями – вынуждены были бежать в Чечню. В январе 1998 г. вместе с большим числом своих сторонников туда же прибыл и радикальный лидер дагестанских салафитов Багауддин Муххамад (Кебедов). Оставшийся на родине Ахмад-Кади Ахтаев в марте того же года был убит. Обстоятельства этого преступления не расследованы до сих пор.

Бежавшие от репрессий дагестанцы нашли в соседней республике не только приют и сторонников, но и новых врагов. И прежде всего в лице легитимно избранной власти и большинства традиционно суфийского населения.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:23
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




С начала 1998 г. общественно-политическая ситуация стала ухудшаться по вине заметно усилившихся последователей радикального исламского учения. Они силой пытались навязать свои правила всем остальным, что провоцировало конфликты и напряженность. Активность исламистов заметно усилилась после того, как в Чечне появились их единомышленники, бежавшие из-за репрессий из соседнего Дагестана. Значительная их часть вместе со своим духовным лидером Багауддином Муххамадом (Кебедовым) обосновались в Урус-Мартане на западе республики. Другой руководитель дагестанских салафитов, Магомед Тагаев и подконтрольные ему боевики расположились в горном Ведено на границе с Цумадинским и Ботлихским районами, откуда в большинстве своем они и были родом. Вскоре вокруг них стала группироваться местная молодежь, для более широкого ее привлечения стали открываться центры по обучению основам ислама и военному делу. Возникшие в ходе войны пока небольшие чеченские группы религиозных радикалов получили мощное идеологическое и вооруженное подкрепление. Началось их внедрение в шариатские суды, шариатскую гвардию и другие структуры. Это позволило им уже в ближайшем будущем предъявить претензии на власть, если не по всей еще Чечне, то по крайней мере в отдельных ее районах.

По отношению к салафитам в руководстве республики сложилось два совершенно разных подхода. Аслан Масхадов и национально-ориентированные члены правительства и парламента не поддерживали их, в то время как другие считали возможным опереться на них в политической борьбе. 27 апреля 1998 г. в Грозном тогда еще премьер-министр Шамиль Басаев и его первый заместитель Мовлади Удугов провели учредительный съезд «Конгресса народов Чечни и Дагестана». В нем они оба заняли лидирующие позиции, претендуя на власть уже не столько в своей республике, сколько на всем Северо-Восточном Кавказе.

Одним из немногих в Чечне, кто открыто говорил об опасности религиозного экстремизма и требовал решительной борьбы с ним, был руководитель службы национальной безопасности (СНБ) Леча Хултыгов. Еще в январе 1998 г. он заявил, что пропаганда ваххабитов (салафитов), которые, «навязывая арабскую «моду бородачества», разделяют народ на религиозные кланы», противоречит национальным традициям чеченцев. Весной сотрудники подчиненных ему структур провели ряд операций против исламских вооруженных формирований. Были задержаны несколько десятков боевиков, за пределы республики выдворена группа иностранных проповедников.

Действия правоохранительных органов вызвали острую реакцию со стороны ваххабитских кругов. Подконтрольная им радикальная пресса (газеты «Аль-Каф», «Чеченец» и др.) обвинила Лечу Хултыгова в сотрудничестве с российскими спецслужбами. Недовольство его действиями выразили и некоторые представители республиканского руководства, в частности, судьи Верховного Шариатского суда. Тем не менее директор СНБ и подчиненные ему структуры продолжили наступление на организованные группы иностранцев и жителей соседних регионов, в массовом порядке переселившихся в республику.

21 июня 1998 г. сторонники Салмана Радуева попытались захватить здание республиканского телецентра. Леча Хултыгов, который прибыл туда во главе своих подчиненных, был убит. Гибель директора СНБ стала основанием для ввода в республике чрезвычайного положения и установления комендантского часа. Начались серьезные операции правоохранительных структур против религиозных экстремистов и похитителей людей. Из ставшего оплотом вооруженных салафитов Урус-Мартана удалось освободить 9 дагестанских милиционеров, захваченных еще в декабре 1997 г. при нападении на российскую войсковую часть в Буйнакске.

14 и 15 июля в Гудермесе произошли столкновения между поддержанными населением частями национальной гвардии и министерства шариатской государственной безопасности (аналога министерства внутренних дел) с боевиками шариатской гвардии и исламского полка особого назначения. Последние находились под влиянием салафитов и возглавлялись соответственно Абдул-Маликом Межидовым и Арби Бараевым. Погибли несколько десятков человек. Далее события развивались с калейдоскопической быстротой и привели на время к безусловной победе Аслана Масхадова над его политическими оппонентами.

Выступая по телевидению сразу после гудермесских событий и осудив в резкой форме деятельность исламских радикалов, президент потребовал, чтобы их главари в течение 24 часов покинули территорию республики. Он также обещал, что все сторонники, которые у них имеются в правительстве, будут уволены. 17 июля Аслан Масхадов продлил действие режима ЧП и комендантского часа в Чечне. На действительную военную службу были призваны 5 тысяч резервистов из числа бывших участников первой чеченской войны. Одновременно объявили и о новых назначениях: бригадный генерал Шамиль Басаев, занимавший до начала июля пост премьер-министра, стал заместителем Главнокомандующего Вооруженными силами ЧРИ и руководителем мобильных отрядов ополченцев; а другой бригадный генерал – Асланбек Исмаилов, являвшийся министром строительства, был назначен военным комендантом.

Призыв резервистов и назначение известных в прошлом командиров на эти должности в республике расценили как подготовку силовой операции против исламистских формирований и их военных баз в Урус-Мартановском и Веденском районах республики.

20 июля Аслан Масхадов своим указом объявил о расформировании шариатской гвардии и исламского полка. Министр государственной шариатской безопасности Асланбек Арсаев в выступлении по местному телеканалу заявил, что задержанные с оружием в руках бывшие участники этих подразделений будут арестованы, а в случае сопротивлении – уничтожены. Одновременно президент подписал указы о лишении полномочий двух членов Верховного Шариатского суда, которые выступали в поддержку ваххабитов, а также о высылке из республики их и еще двух проповедников (чеченцев-реэмигрантов из Иордании), которых обвинили в антиправительственной пропаганде и разжигании внутрирелигиозной розни.

Члены распущенных формирований собрались в с. Старые Атаги, где проживал Зелимхан Яндарбиев, требуя, чтобы он их возглавил. Начался митинг, в ходе которого раздавались протесты против действий властей республики. Генеральная прокуратура направила предупреждение бывшему и.о. президента ЧРИ о недопустимости проведения массовых мероприятий в период действия ЧП. Было заявлено, что виновные в организации беспорядков будут привлечены к уголовной ответственности.

В ночь на 22 июля военный комендант издал указ о запрете деятельности частных телекомпаний в Грозном. Данная мера была направлена против вещания проваххабитских станций, которые критиковали действия властей. В тот же день поддержку действиям властей выразил Салман Радуев. Он заявил, что готов участвовать в борьбе против религиозных экстремистов.

23 июля произошло покушение на Аслана Масхадова. В 11.20 кортеж автомашин президента двигался по Старопромысловскому шоссе в Грозном, когда взорвалась стоявшая на обочине автомашина «УАЗ» без номеров. Ударной волной был отброшен в сторону и загорелся бронированный «шевроле», в котором находился руководитель республики. Ему удалось выйти оттуда невредимым, но в результате полученных ранений умер один из его телохранителей, еще несколько человек в тяжелом состоянии были доставлены в больницу.

В тот же день Аслан Масхадов провел пресс-конференцию, на которой заявил, что считает ответственными за покушение «спецслужбы некоторых иностранных государств», которые действуют «руками своих местных агентов, жаждущих власти и денег». Хотя президент и его пресс-секретарь Майрбек Вачагаев и отвергли причастность к случившемуся салафитов, Верховный Шариатский суд потребовал явки для дачи показаний по этому делу их лидеров и союзников: экс-президента Зелимхана Яндарбиева, бывшего командира исламского полка особого назначения Арби Бараева и главы Урус-Мартановского джамаата (объединения верующих радикального толка) Рамзана Ахмадова.

24 июля Зелимхану Яндарбиеву пришлось пройти процедуру допроса в Верховном Шариатском суде, после чего с него были сняты подозрения в причастности к организации покушения. Тогда же объявили, что Арби Бараев и Рамзан Ахмадов, отложившие визит в суд, будут доставлены туда силой.

Поддержку действиям руководства республики выразили все ведущие политические силы Чечни и их лидеры. О лояльности Аслану Масхадову заявили и бывшие полевые командиры высшего звена: Руслан Гелаев, Ахмед Закаев и т. д. Шамиль Басаев пришел на телевидение вместе с Хаттабом, который также заявил о своей непричастности к покушению и более широко – о своем неучастии в политической жизни республики, гражданином которой он не является.

25 июля в Грозном состоялся Конгресс мусульман Северного Кавказа, инициатором созыва которого стал муфтий (глава духовенства) Чечни Ахмат (Ахмат-Хаджи) Абдулхамидович Кадыров (1951-2004). Он занял эту должность еще в 1995 г., когда его предшественник, Башир-Хаджи Арсанукаев, отказавшийся объявить российским войскам газават (священную войну) был смещен Джохаром Дудаевым. Несколько тысяч участников форума осудили ваххабизм и объявили, что это учение не имеет ничего общего с подлинным исламом. Прозвучали обвинения и в адрес российского руководства, оказывающего якобы «косвенную поддержку» сторонникам радикальных течений для того, чтобы дестабилизировать ситуацию в республике и этим самым доказать неспособность чеченцев к самостоятельному государственному устройству. Основанием для столь резкого выпада стало посещение Сергеем Степашиным сел в Кадарской зоне Дагестана, являвшихся оплотом салафитов во всем Северо-Кавказском регионе. В ходе визита, состоявшегося в самый разгар общественно-политического кризиса в соседней республике, будущий премьер-министр России, касаясь учения, укоренившегося среди местных жителей, выразился в том смысле, что если это и фундаментализм, то, на его взгляд, фундаментализм достаточно симпатичный.

Радикалы из Кадарской зоны подчинялись осевшим в Чечне лидерам салафитов. Частично из людей, прибывших из Дагестана в конце 1997 – начале 1998 гг., были укомплектованы и вооруженные отряды, противостоявшие правительственным структурам в Гудермесе и распущенные указом президента. Поэтому высказывания российского чиновника высокого ранга и Аслан Масхадов, и его соратники восприняли как стремление раздуть в республике гражданский конфликт, придать ему дополнительный импульс. Об ультиматуме в отношении неподконтрольных правительству вооруженных группировок вскоре было забыто. Вопреки требованию значительной части населения, президент и правительство не стали подвергать окончательному разгрому уже деморализованных сторонников радикального ислама.

26 июля военно-политический кризис в Чечне на время разрешился. Бывший командующий шариатской гвардией Абдул-Малик Межидов и командир исламского полка Арби Бараев, а также глава Урус-Мартановского джамаата Рамзан Ахмадов заявили о лояльности президенту. Аслан Масхадов в телевизионном выступлении порекомендовал участникам расформированных отрядов устраиваться на работу и включаться в мирную жизнь.

Через два дня власти Чечни объявили об отмене режима ЧП и комендантского часа. По информации пресс-службы президента, за время их действия силовые структуры добились значительных успехов в борьбе с преступностью. Сообщалось, что удалось ликвидировать несколько крупных бандитских группировок, занимавшихся грабежами и похищениями людей.

Не менее существенным было и то, что в результате мероприятий, проведенных с 22 июня по 28 июля, Аслан Масхадов существенно укрепил положение и сосредоточил в своих руках основные рычаги управления. Он вновь лично возглавил правительство и непосредственно подчинил себе (по крайней мере формально) все силовые структуры и легально созданные вооруженные формирования. Оппозиция была дискредитирована, все более-менее значимые ее лидеры вынуждены были подчеркнуть лояльность главе государства. Создались условия, в которых он мог проводить самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику. Но Масхадов вновь предпочел пойти на компромиссы со своими временно смирившимися оппонентами.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:24
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Удовлетворившись внешним, показным проявлением лояльности со стороны лидеров оппозиции, Аслан Масхадов уже не настаивал на расформировании неподконтрольных ему незаконных вооруженных формирований, не выдворил из республики заезжих «миссионеров» и даже не воспрепятствовал возвращению института шариатских судов под контроль ваххабитов. Председателем Верховного Шариатского суда снова стал сторонник радикалов Шамсуддин Батукаев, со времени начала гудермесских событий и до отмены режима чрезвычайного положения самовольно, не поставив никого в известность, оставивший этот пост.

Временная, как оказалось потом, нормализация обстановки позволила Аслану Масхадову в первой декаде августа совершить поездку в Соединенные Штаты Америки, где он принял участие в работе 2-ой Международной конференции мусульманского единства. Его выступление на форуме было посвящено истории российско-чеченских взаимоотношений, предпосылкам, приведшим к войне 1994-1996 гг. и перспективам мирного процесса на Северном Кавказе. В Вашингтоне у него состоялось несколько встреч с конгрессменами и политическими советниками Билла Клинтона. 7 августа он провел пресс-конференцию, на которой отверг возможность возникновения в Чечне гражданской войны, охарактеризовав свой приезд в Вашингтон как демонстрацию того, что на родине «царит согласие».

Ошибочность этих оценок была развеяна уже в сентябре. Шамиль Басаев, Салман Радуев и примкнувший к ним бывший руководитель антитеррористического центра Хункар-Паша Исрапилов объявили о создании «Совета командующих», который, как было объявлено, ставил перед собой цель возвращение «узурпировавшего власть президента» в правовое, конституционное поле республики. В начале октября 1998 г. на свет родилась еще одна антимасхадовская структура – Центр общественно-политических партий и движений (ЦОПД), в который, по словам его организаторов, вошли 35 различных партий и движений самой разной политической направленности. Во главе же нового оппозиционного блока оказались все те же басаевско-удуговский «Конгресс народов Чечни и Дагестана», радуевская партия «Путь Джохара» и яндарбиевские «Организация исламского единства Кавказа» и «Кавказская конфедерация». Главными задачами ЦОПД объявлялись объединение «усилий в стремлении заставить руководство республики строго соблюдать Конституцию и другие законы».

4 октября Шамиль Басаев, Хункар-Паша Исрапилов и Салман Радуев обратились к муфтию республики Ахмат-Хаджи Кадырову с заявлением, в котором отмечалось, что, направив обвинения против президента в парламент и Верховный Шариатский суд, они надеются на признание им своей ответственности за нарушение Конституции ЧРИ. Они призвали религиозного лидера «незамедлительно вмешаться в процесс разрешения кризиса в стране».

8 октября сторонники президента собрали съезд, объявивший себя правопреемником «Общенационального Конгресса чеченского народа», под флагами которого в 1991 г. была объявлена независимость Чечни. Инициатором его проведения выступил первый вице-премьер правительства Турпал-Али Атгериев и возглавляемое им движение «Чеченское исламское государство». В съезде приняли участие большинство членов парламента и руководители муфтията (духовного управления) республики.

Делегаты осудили действия оппозиционных лидеров и потребовали от Аслана Масхадова: а) распустить незаконные вооруженные формирования; б) запретить партии и движения, «несущие угрозу раскола народа» и в) в очередной раз предложили выдворить из Чечни всех иностранцев, «занимающихся противоправными действиями и проповедующих ваххабизм». Президент охарактеризовал выступление оппозиции как провокацию несостоявшихся политиков. Обвинив салафитов (ваххабитов) в соучастии в похищениях людей и совершении актов террора, он высказался против вмешательства чеченцев во внутриполитическую борьбу в Дагестане.

На своем съезде, состоявшемся двумя днями позже и тоже названном «Общенациональным Конгрессом чеченского народа», Шамиль Басаев, Мовлади Удугов, Салман Радуев, Зелимхан Яндарбиев и их сторонники повторили прежние требования, добавив к ним отставку председателя парламента Руслана Алихаджиева.

Действия оппозиционных сил не нашли поддержки среди населения. Жители республики в очередной раз высказались в пользу президента и его курса. И тогда в ход пошли террористические акты. 25 октября в результате покушения погиб начальник управления по борьбе с похищениями людей Шадид Баргишев. На следующий день была предпринята попытка убийства муфтия Ахмата-Хаджи Кадырова.

22 октября 1998 г. Аслан Масхадов потребовал в течение недели распустить все вооруженные формирования, не входящие в силовые структуры ЧРИ. По его словам, центрами антиправительственных группировок являлись с. Сержень-Юрт с расположенным рядом учебным центром «Кавказ» под руководством Хаттаба, Ведено, где дислоцировались основные силы сторонников Шамиля Басаева, и Урус-Мартан, в пригороде которого расположились подконтрольные Рамзану Ахмадову ваххабиты. Президент отметил, что все незаконные военные базы и центры «подлежат незамедлительной ликвидации». Комментируя его слова, министр шариатской государственной безопасности Асланбек Арсаев заявил, что правоохранительные органы готовы провести против незаконных вооруженных формирований широкомасштабную операцию.

Однако ни тогда, ни после этого не случилось. Вместо решительных действий Масхадов еще раз посчитал возможным попробовать договориться. 8 ноября в Грозном состоялась его встреча с группой оппонентов, возглавляемых Шамилем Басаевым. Переговоры длились 8 часов и завершились принятием соглашения. Стороны, в частности, договорились о создании консультативного Совета при президенте ЧРИ, который определял бы внутреннюю и внешнюю политику республики, решено было ввести в действие закон о люстрации и сформировать специальный суд (Суд чести) для его реализации.

Но уже на следующий день эти соглашения были дезавуированы. Несмотря на то, что Аслан Масхадов, стараясь сохранить в республике мир, пошел на значительные уступки и отказался от части полномочий, предоставленных ему на всенародных выборах, лидеры оппозиции обратились к гражданам Чечни с призывом поддержать их стремление «создать свободное и сильное государство, основанное на принципах ислама». В нем было отмечено, что руководство республики во главе с Асланом Масхадовым «не способно эффективно управлять».

Окончательно попытка компромисса провалилась из-за приговора Верховного Шариатского суда в отношении Салмана Радуева. Он был признан виновным в организации летнего захвата телецентра в Грозном, приведшего к гибели Лечи Хултыгова, и осужден на 4 года тюрьмы. В ответ бывший полевой командир, ранее требовавший вмешательства судебной власти в конфликт оппозиции с президентом, заявил, что не признает решение суда и окажет сопротивление в случае попытки своего ареста.

14 ноября в Грозном произошла стычка между сотрудниками правоохранительных органов республики и охранниками Салмана Радуева. Президент Аслан Масхадов и вице-президент Ваха Арсанов осудили его действия. Сторону одиозного полевого командира заняли лишь коллеги по оппозиции. По мнению Шамиля Басаева, арест командующего «Армией Джохара Дудаева» привел бы к кровопролитию.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:24
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




В декабре 1998 г. ситуация в республике значительно ухудшилась. Причиной этого стало похищение и жестокое убийство 10 декабря четырех сотрудников английской телекоммуникационной фирмы «Грейнджер» (трех англичан и одного новозеландца), похищенных в 3 октября в Грозном. Их отрезанные головы были брошены на обочине дороги. Как и у предыдущего громкого преступления (захват 29 сентября 1998 г. и убийство 3 октября 1998 г. Акмаля Саидова, заместителя полномочного представителя правительства РФ в Чечне), целью показательной расправы, по-видимому, являлась окончательная дискредитация руководства республики. Президент Аслан Масхадов обвинил в преступлении ваххабитские группировки, в частности Урус-Мартановский джамаат под руководством Рамзана Ахмадова и группировку Арби Бараева. Ответственность за случившееся возлагалась и на лидеров оппозиции, с лета 1998 г. фактически возглавивших религиозных радикалов.

11 декабря Аслан Масхадов объявил о второй по счету за год мобилизации бывших участников военных действий и ополченцев для «решительной», как было заявлено, борьбы с преступными формированиями. К концу месяца на военную базу «Ханкала» прибыло до 1 тысячи человек, в целом же по республике в отряды ополчения записалось больше 5 тысячи жителей, имеющих навыки обращения с оружием.

Комментируя по телевидению указ президента о частичной мобилизации, вице-премьер Турпал-Али Атгериев отметил, что власти Чечни до этих пор больше всего опасались кровопролития и междоусобицы, поэтому занимали выжидательную позицию, что было ошибкой. Толчком же к решительным действиям послужило убийство иностранных заложников. По его словам, руководство намерено самым жестким образом покарать преступников.

17 декабря на площади Свободы в центре Грозного состоялся митинг. Собравшиеся потребовали от президента применения самых радикальных мер в отношении оппозиционных формирований, отказывающихся подчиниться властям, и наведения порядка в Урус-Мартановском районе. Митингующие призвали запретить пропаганду чуждой для чеченцев идеологии и выдворить всех иностранных (т. е. прежде всего дагестанских) салафитов, за пределы республики. В ближайшем окружении президента, видимо, рассчитывали, что, собрав военные силы и заручившись моральной поддержкой населения, он начнет решительные действия против преступных вооруженных формирований и поддерживающей их оппозиции. Однако Аслан Масхадов объявил о намерении договориться с противниками мирным путем, как было подчеркнуто им, теперь уже в последний раз.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:25
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Консультации с оппозицией велись вокруг коллегиального органа управления республикой, на мусульманский лад названного «Шурой» и, как было объявлено, «полномочного принимать законы и избирать высшее должностное лицо». Предложения о его создании были озвучены вице-президентом Вахой Арсановым.

24 декабря Верховный Шариатский суд фактически поддержал этот план, приняв резолюцию о приостановлении деятельности парламента, как «противоречащей принципам ислама» и о создании государственного совета – Шуры – из влиятельных полевых командиров и религиозных деятелей. Законодатели отказались признать это решение, с ними солидаризировались и представители правительства. 2 января уже следующего, 1999 г. состоялось совместное заседание парламента с членами Верховного Шариатского суда при участии муфтия республики. Было предложено переименовать законодательный орган с западного на мусульманский манер – Меджлис – и создать в его составе в качестве отдельного комитета Шуру. В него и могли бы быть избраны духовные лица.

3 февраля 1999 г. Аслан Масхадов пошел на самую крупную уступку оппозиции. Созвав совещание бывших полевых командиров и руководителей подконтрольных ему силовых структур, он объявил об издании указа, устанавливающего в республике «шариатское правление в полном объеме» (указ президента ЧРИ № 39 от 3 февраля 1999 г. «О введении полного шариатского правления на территории Чеченской Республики Ичкерия»). На совещании президент подчеркнул, что парламент лишен права издавать законы и будет только контролировать их соблюдение. Высшим же законодательным органом республики становится исламский совет (Шура), состоящий из влиятельных религиозных деятелей и бывших командиров. Вместо светской Конституции ЧРИ, действовавшей с марта 1992 г., заявил он, предполагается принять новый Основной закон, разработанный на основе шариата.

8 февраля на пресс-конференции президента был обнародован Указ № 46 от 8 февраля 1999 г., согласно которому специальной государственной комиссии поручалось разработать проект шариатской конституции, согласовать ее с советом улемов, состоявшим из последователей традиционных для Чечни направлений ислама, и представить проект на рассмотрение общенационального съезда. Подготовка и проведение последнего поручались оргкомитету, возглавляемому последовательным сторонником президента Турпал-Али Атгериевым. Аслан Масхадов особо подчеркнул, что действующий Основной закон республики отменяться не будет, но в него внесут изменения в соответствии с требованиями шариата.

На следующий день в Грозном состоялось первое заседание государственного совета (Шуры) ЧРИ, сформированной президентом. На нем были подтверждены его полномочия как главы государства. Министру культуры, информации и печати Ахмеду Закаеву, известному своими либерально-национальными взглядами, поручили возглавить комиссию по новой редакции Конституции.

Неожиданные шаги Аслана Масхадова были направлены на упреждение своих противников и перехват из их рук исламских лозунгов. Принеся в жертву парламент (как потом выяснится, лишь временно), он пытался укрепить собственную власть. Эти решения застали оппозицию врасплох. Состоявшийся 4 февраля съезд сторонников оппозиции, названный «съездом участников войны», показал царящую в их рядах растерянность. Президент выполнил все требования, на которых они настаивали, но к власти не подпустил ни на шаг. Через три дня Шамиль Басаев выразил поддержку последним решениям главы республики и объявил о роспуске своей партии «Маршонан тоба», основные задачи которой счел исчерпанными.

Лидеры оппозиции пытались сорганизоваться, но изменить кардинальным образом сложившуюся расстановку сил они не могли. Инициатива перешла к президенту. Заняв нишу, в которой активно действовали его противники, он лишил их свободы политического маневра: любая критика в адрес власти воспринималась уже как критика исламских реформ, к которым его склоняли последние несколько месяцев. Однако оппозиционеры отказались войти в новую структуру, так как, по словам вице-президента Вахи Арсанова, первым озвучившего идею ее создания, их не устраивают включенные в нее люди. Они объявили о создании своей, как пытались потом пропагандировать по подконтрольному оппозиции телеканалу «Кавказ», «подлинной Шуры во главе с настоящим эмиром мусульман», естественно, Шамилем Басаевым.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:25
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Во второй половине февраля и в марте 1999 г. основные политические баталии происходили между президентом и парламентом. Но это был уже конфликт внутри одного идеологического лагеря, и, хотя временами он становился достаточно острым, в конечном итоге у него мог быть только один исход: возврат всех ветвей власти в конституционное русло.

Уже 6 февраля парламент Чечни признал указ президента «О введении полного шариатского правления» не имеющим юридической силы. Депутаты пригрозили Аслану Масхадову, что отстранят его от должности за попытку изменения государственного строя. В середине месяца законодатели приняли заявление «О незаконности действий президента ЧРИ и его вооруженной оппозиции», в котором, в частности, отмечалось, что действия руководителя республики и оппозиции «способствуют ослаблению позиций чеченского государства, пока еще не признанного международным сообществом…». Возложив всю ответственность за возможные последствия на обе конфликтующие стороны, парламент призвал их «отказаться от порочной практики нарушения законодательства ЧРИ». Большинством голосов депутаты создали комиссию по импичменту президента, а потом в течение месяца избрали председателя Конституционного суда, сформировали комиссию по урегулированию общественно-политического кризиса в республике и отменили указ Аслана Масхадова о назначении Генерального прокурора. Никто этой работе особо не мешал и, несмотря на «лишение законотворческих функций», они продолжили деятельность и в этой сфере тоже.

Казалось ситуация в Чечне постепенно входит в нормальное русло и опоозиция и власть смогут найти общий язык.
Но, в марте-апреле 1999 года произошли драматические события, после которых и РФ и Чечня начали стремительно идти к новой войне.

Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:25
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Обострение ситуации произошло в начале марта. Формальным поводом к этому явилось похищение 5 марта 1999 г. полномочного представителя МВД РФ в Чечне генерал-майора Геннадия Шпигуна. Он был активным участником военных действий, и многие не желали видеть его в республике. За несколько недель до этого президент Аслан Масхадов заявил о нежелательности его дальнейшего пребывания на данной должности. Ответа из Москвы не последовало.

Похищение носило на редкость дерзкий характер – Геннадий Шпигун был захвачен в грозненском аэропорту Шейха Мансура («Северный») прямо с борта самолета Ту-134 авиакомпании «Асхаб», выполнявшего рейс Грозный – Москва. Когда он выруливал на взлетную полосу, путь преградили два УАЗа темно-зеленого цвета. Лайнер остановился, из его распахнувшейся двери появились двое неизвестных в масках, которые буквально выкинули наружу генерала, а затем выпрыгнули сами. Всех троих затащили в машины, и они тут же умчались в неизвестном направлении. Обеспечение безопасности аэропорта осуществлялось только силовыми структурами ЧРИ. Ими же охранялось здание российского представительства, находившееся примерно в 200 метрах от этого места.

Шамиль Басаев, в качестве «эмира Шуры» 6 марта выступил с заявлением «В связи с подрывной деятельностью иностранных (российских) спецслужб в ЧРИ». В нем отмечалось, что обострение общественно-политической ситуации вызвано «грубым вмешательством российских спецслужб во внутренние дела суверенного государства, выразившемся в разыгрывании на территории ЧРИ всякого рода провокационных спектаклей, наносящих моральный урон и дискредитирующих независимость Чеченского государства и его народа». Обвинив российское представительство в Грозном в «дестабилизации политической обстановки в республике, подстрекательстве к преступлениям, терроризму и проявлениям национальной и религиозной вражды», он потребовал, чтобы его сотрудники в течение 48 часов покинули пределы Чечни. Шамиль Басаев также обратился к гражданам Ичкерии с призывом «принять меры для того, чтобы российское криминальное государство прекратило безответственные выпады и угрозы по отношению к Чеченской Республике Ичкерия и ее народу».

7 марта 1999 г. аппарат представительства президента и правительства Российской Федерации был эвакуирован из Чечни. В тот же день, выступая в программе «Итоги» на НТВ, Сергей Степашин дал слово «офицера» освободить Геннадия Шпигуна, сделав еще более резкие заявления в адрес официальных властей республики. В этот же день в Москве состоялось заседание Совета Безопасности РФ. На мой взгляд, что на прошедшем в тот же день заседании Совета Безопасности РФ и было принято решение о предстоящей войне.

Между тем Шамиль Басаев продолжал делать громкие заявления. 8 марта 1999 г., на экстренном заседании своей «Шуры», он сказал, что найдет генерала и предаст его шариатскому суду за участие в российско-чеченской войне. По его мнению, операция по захвату генерала была разработана и проведена российскими спецслужбами. Лидеров оппозиции активно поддержали салафиты. Проваххабитский Союз кавказских журналистов 7 марта выступил с обращением, в котором выразил «восхищение мужеством, отвагой и удалью бойцов по задержанию особо опасного военного преступника, гражданина вражеской России, генерал-майора Шпигуна Г., виновного в массовом убийстве населения и в катастрофических разрушениях городов и сел Чеченской Республики Ичкерия». Ваххабитские журналисты предложили предать похищенного Верховному Шариатскому суду, а членов группы захвата представить к высшим правительственным наградам. Одновременно издаваемая сторонниками Мовлади Удугова газета «Кавказский вестник» опубликовала редакционную статью «По каждому шпигуну веревка плачет». В ней, в частности, отмечалось, что Геннадий Шпигун во время войны 1994-1996 гг. был руководителем Главного управления оперативных штабов (ГУОШ), являвшейся «самой ненавистной, бесчеловечной и кровожадной преступной организацией». По информации газеты, в ГУОШ «проводились пытки, травля собаками, истязания задержанных перед сортировкой и отправкой их в фильтрапункты и концлагеря, во многих случаях здесь задержанных расстреливали». Во многом это было правдой, однако похитителей интересовали вовсе не вопросы возмездия военным преступникам. За генерала потребовали огромный денежный выкуп – по некоторым данным уже 17 марта было выдвинуто требование об уплате 17 миллионов долларов.

Президент ЧРИ назвал похищение Геннадия Шпигуна «ударом в спину народу». Поисками российского генерала занялись 20 оперативно-следственных групп, было объявлено о вознаграждении в 200 тысяч долларов для того, кто поможет установить его местонахождение. В Грозном ввели усиленное патрулирование и фактически установили комендантский час. На пятый день (10 марта) на совещании следственных групп, занимающихся расследованием похищения, Аслан Масхадов заявил, что Шамиль Басаев действует во вред чеченскому государству, и поставил вопрос о высылке Хаттаба.

Однако чеченским правоохранительным органом так и не удалось освободить Геннадия Шпигуна и найти тех, кто организовал это преступление.
В то же время и Москва, делая громкие заявления, не предприняла никаких серьезных мер к освобождению своего представителя.

31 марта 2000 года, уже в ходе ВЧВ тело Геннадия Шпигуна будет обнаружено российскими военными в районе высокогорного села Итум-Кале.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:25
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Постараюсь разъяснить, что почему я уверен, что решение о начале новой операции в Чечне было принято в марте 1999 года.
Для начала приведу высказывание С.Степашина в интервью НГ 14.01.2000 года:
В отношении Чечни могу сказать следующее. План активных действий в этой республике разрабатывался начиная с марта. И мы планировали выйти к Тереку в августе-сентябре. Так что это произошло бы, даже если бы не было взрывов в Москве. Я активно вел работу по укреплению границ с Чечней, готовясь к активному наступлению. Так что Владимир Путин здесь ничего нового не открыл. Об этом вы можете спросить его самого. Он был в то время директором ФСБ и владел всей информацией. Я всегда был сторонником сильной и жесткой политики в Чечне. Но я бы хорошо подумал, стоить ли переходить Терек и идти дальше на юг.

Напомню, что в марте 1999 года С.Степашин был министром МВД и первым вице-премьером. В начале мая его назначили премьер-министром.

Таким образом из слов С.Степашина становится ясно, что старт подготовке военной операции был дан не позднее марта 1999 г., когда еще не было ни нападения на Дагестан, ни взрывов в Москве, Волгодонске и Буйнакске. И вне зависимости от того, было бы вторжение отрядов Басаева в Дагестан или нет, федеральные власти планировали в августе 1999 года начать военную операцию в Чечне.

Нужен был лишь повод для начала новой войны. И Басаев, своим вторжением в Дагестан, дал прекрасный повод обвинить Чечню в развязывании новой войны и под этим прикрытием начать ВЧВ.

Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:26
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




В целях активизации деятельности силовых структур по нейтрализации преступных элементов и банд, среди прочего занимающихся и похищениями людей, 14 марта Аслан Масхадов подписал указ о создании министерства государственной безопасности (МГБ). В качестве структурных подразделений в него были включены служба национальной безопасности, управление по борьбе с похищениями людей, управление безопасности на транспорте и другие силовые ведомства. Руководить им поручили Турпал-Али Атгериеву, вице-премьеру правительства Чечни. На следующий день в центре Грозного состоялся митинг в поддержку действий руководства республики, в котором приняло участие более 50 тысяч человек, в основном молодого и зрелого возраста мужчин, готовых, по их словам, взять в руки оружие и силой выпроводить из республики «непрошеных гостей и их местных последователей». Выступая перед собравшимися, Аслан Масхадов сначала рассказал об общественно-политической ситуации в республике, а потом заявил, что оппозиция пытается создать параллельные структуры власти, и что в этом ее поддерживают определенные международные круги, в частности, из Саудовской Аравии. Главными их агентами, по его мнению, являются политолог-ваххабит «Иса Умаров и его брат», то есть Мовлади Удугов. Шамиля Басаева, объявившего себя «эмиром оппозиционного Совета (Шуры)», он назвал марионеткой, призванной обеспечить силовую поддержку их действиям. Президент подчеркнул, что может остановить оппозицию, но не желает кровопролития. Призвав осудить противников законной власти, он закончил речь словами: «Чечня для чеченцев, нам не нужны Шура и арабские советчики».

В тот же день Аслан Масхадов провел совещание с главами сельских, городских и районных администраций. Он призвал их стать хозяевами и решительно установить порядок в своих населенных пунктах. В ответных выступлениях собравшиеся попросили, чтобы различные ветви власти не допускали противостояния и строго соблюдали законы республики.
Ответом оппозиции на действия Президента стал террор. 21 марта 1999 г. в Грозном на Аслана Масхадова было совершено очередное покушение: два противотанковых снаряда, управляемые дистанционно, взорвались, когда он возвращался после совещания с руководителями силовых структур. Семь человек, включая охранников, получили ранения.

Вместе с тем напряженность между Грозным и Москвой продолжала увеличиваться. 17 марта для проезда автотранспорта была перекрыта граница Чечни и Дагестана.

На апрельское собрание представителей населенных пунктов Чечни (на нем присутствовало по десять представителей от каждого города и села) прибыл Зелимхан Яндарбиев, один из самых яростных критиков президента, и призвал к компромиссу между всеми политическими силами.

В мае 1999 года Масхадов назначил Руслана (Хамзата) Гелаева командующим воссозданной шариатской гвардии, а в июне сформировал правительство, в которое вошли люди с демократическими, прозападными взглядами: Иса Астамиров, Апти Бисултанов, Ахмед Закаев, Ильяс Ахмадов и др.

Одновременно возобновилась контакты с российским руководством и главами соседних регионов для налаживания совместной работы по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований и борьбы с похищениями людей. Так, еще в первых числах апреля в столице Дагестана Махачкале побывала парламентская делегация Чечни, а в середине того же месяца состоялось подписание чечено-ингушского соглашения по урегулированию пограничного спора. 19 апреля из Москвы пришло сообщение, что президент России готов встретиться с Асланом Масхадовым. Чеченский руководитель приветствовал это решение и уже через неделю сформировал рабочую, а затем и переговорную группы.

Министр внутренних дел РФ Сергей Степашин, 26 апреля объявил о закрытии российско-чеченской границы. Это произошло уже после того, как были урегулированы возникшие проблемы на дагестанском и ингушском ее участках. Граница же со Ставропольским краем в одностороннем порядке в очередной раз была перекрыта еще 9 апреля. Пресс-служба главы республики подчеркнула в этой связи, что заявление российского министра не что иное, как попытка сорвать наметившийся между Москвой и Грозным диалог.

Тогда же Аслан Масхадов выразил озабоченность в связи с заявлением пресс-бюро внутренних войск МВД России (19 апреля 1999 г.), согласно которому «в Чечне происходит физическое уничтожение русскоязычного населения республики». По словам пресс-секретаря президента Майрбека Вачагаева, данное заявление направлено на активизацию античеченских настроений. Именно российские власти организовали массовые убийства граждан ЧРИ, в том числе русскоязычного населения, в 1994-1996 гг. На фоне геноцида, который Югославия совершает в Косово при пособничестве России, Москва решила сместить акцент и отыграться на Чечне

Парламент ЧРИ выступил с заявлением, в котором отметил, что «для отвлечения российского народа от его проблем и с целью сохранения у власти, политическое руководство России идет на преступные шаги по развязыванию войны против ЧРИ и ее народа». Отметив «недопустимость подобного рода угроз против независимой суверенной Чеченской Республики Ичкерия», парламент заявил о том, что республика «ищет мир со всеми государствами мира, в том числе и с Россией».
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:27
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Министерство иностранных дел ЧРИ выступило с заявлениями «О нарушении Россией «Договора о мире» от 12 мая 1997 года» и «О независимости Чеченской Республики Ичкерия». В первом документе отмечалось, что российское руководство не соблюдает условия договора и «в нарушение норм международного права препятствует миру». В частности, дипломатическое ведомство республики обвинило Москву в том, что российскими средствами массовой информации «развернута широкая кампания на весь мир против властей Чечни», в том, что чеченцев преследуют по национальному признаку, устраивают убийства людей, прибывших в Чечню из западных стран и пр. «Россия блокировала нашу страну от всего мира и препятствует ее становлению», – говорилось в заявлении. МИД республики призвал международное сообщество «выполнить свой долг и вступиться за чеченский народ», а также обратился к ООН, Совету Европы и ОБСЕ с просьбой «предоставить… трибуну для изложения истинного положения дел в Чечне». В заявлении «О независимости Чеченской Республики Ичкерия» сообщалось «о совершаемом преступлении РФ – России против чеченского народа и его государства». В нем также говорилось, что при попустительстве ООН, ОБСЕ, Совета Европы, глав государств Россия в 1994 г. совершила агрессию против республики, в ходе которой погибло более 120 тыс. мирных граждан, было полностью разрушено народное хозяйство, многие города и села превращены в развалины. До сих пор люди продолжают гибнуть на минах, оставленных российскими оккупантами. «… Россия все эти годы, – отмечается в заявлении, – пытается все более ужесточить положение нашего государства, блокировав от остального мира. С помощью наемников – преступников и из числа чеченцев – РФ – Россия устраивает провокации, организовывает похищения людей…» По мнению МИД, «необходимо срочное вмешательство международного сообщества в роли третейской стороны во взаимоотношения Чечня – Россия и признание Чеченского государства».

Сейчас трудно сказать, могла бы встреча Аслана Масхадова и Бориса Ельцина снять напряжение, но российскому и чеченскому президентам встретиться было не суждено. Однако сама подготовка к переговорам, на которых непременно была бы затронута тема исламского радикализма, наряду с усилившимся давлением правоохранительных структур и ополченцев, пытавшихся выдавить ваххабитов из населенных пунктов Чечни, вынудила их лидеров обратить внимание на Дагестан. В подконтрольных салафитам печатных изданиях в этот период все чаще появляются статьи, в которых говорится о необходимости начать джихад, т. е. священную войну за освобождение этой северокавказской республики от «владычества русских».

Основуню роль в этой пропаганде начали играть дагестанские «идеологи» ваххабизма – Адалло Алиев, Магомед Тагаев, Багауддин Муххамад (Кебедов) и Надиршах Хачилаев – которые стали давать пространные интервью, в которых, не скрывая, говорили о своих ближайших намерениях.
Так, в газете «Кавказская Конфедерация» (№ 3, март 1999 г.) было опубликовано послание командующего т. н. дагестанской повстанческой армией «имама» Магомеда Тагаева. «Я не иду войной на Дагестан, – отмечается в документе. – Напротив, моя цель – освободить его от врага, от векового рабства». Главным же врагом и Дагестана, и всего Кавказа, по его мнению, является «русская империя». «Я жил, живу и буду жить с одной единственной надеждой: видеть Кавказ свободным. А Дагестан в этом свободном Кавказе – как государство из нескольких свободных государств», – заявил он. На страницах газеты «Кавказский вестник» (№ 5, март 1999 г.) выступил другой лидер дагестанских радикалов, бывший депутат Государственной Думы РФ (фракция НДР) Надиршах Хачилаев. В своей статье он отметил, что мусульманин свято должен соблюдать предписания и законы Аллаха, в числе которых одно из первых – «борьба с деспотизмом и тиранией языческого мира невежества». Участие в Джихаде, священной войне за ислам, на его взгляд, является «особой милостью и миссией, которая может выпасть только на долю верующего человека, делая его участником единого фронта… под общим знаменем воинов Джихада».

Политика президента ЧРИ характеризовалась лидерами ваххабитов в резких выражениях, а сам он награждался нелестными эпитетами. Глава джамаата Дагестана Багауддин Мухаммад (Кебедов), заявил, что полное шариатское правление, провозглашенное Асланом Масхадовым, является «очередной попыткой обмануть и тех, кто вокруг него, и нас с вами». Он отметил, что ни в его действиях, ни в политике ничего не изменилось и, «хуже того, идет реанимация давно забытых коммунистических структур». В той же газете «Кавказский вестник» (№ 6, май 1999 г.) лидер дагестанских ваххабитов заявил, что против Масхадова выдвинуты тяжелые обвинения, по которым он может считаться «мунификом (богоотступником) и кафиром (врагом мусульман)».
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:27
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




3 июля 1999 г. состоялся очередной акт демонстративного «примирения» президента и оппозиции. В этот день на грозненском стадионе «Динамо» прошел Мехкан гулам (буквальный перевод: «съезд Отечества») участников войны, на котором выступили Аслан Масхадов, председатель «исламской Шуры» Шамиль Басаев, вице-премьеры Ахмед Закаев и Казбек Махашев, командующий шариатской гвардией Хамзат (Руслан) Гелаев, министр промышленности Дауд Ахмадов, бывший председатель Верховного Шариатского суда Шамсуддин Батукаев, бывший вице-премьер Мовлади Удугов и другие видные представители исполнительной власти и оппозиции.

Ораторы призвали к миру и согласию во имя строительства независимого чеченского государства. При этом имеющиеся противоречия стремительно затушевывались обеими сторонами, а вся ответственность за противостояние в республике возлагалась на «внешние силы». «Наши промахи и ошибки на руку нашим внешним и внутренним врагам, – заявил президент республики. – Мы должны строить свое государство, утверждая ислам, иман и Шариат. Наши враги хотят разрушить наше государство нашими же руками, разделив единый народ по тайповым, религиозным и национальным признакам…». Форум принял резолюцию, в которой объявил «о всеобщем согласии между всеми участниками войны и патриотически настроенными силами в деле укрепления исламской государственности», а все возникающие противоречия призвал «рассматривать исключительно мирным путем с соблюдением законов шариата». Участники схода осудили столкновения в Гудермесе в июле 1998 г. «как инспирированные вражескими спецслужбами». Съезд наложил запрет на «попытки преследования граждан по религиозному признаку, ведущие к созданию условий для раскола общества». Для стабилизации общественно-политической ситуации и выработки стратегии внутренней и внешней политики было в очередной раз рекомендовано создать Совет Национальной Безопасности (Шура) с включением в его состав известных полевых командиров, а также влиятельных политических и религиозных деятелей Чечни, «проявивших убежденность, твердость и последовательность в отстаивании интересов государства». До полной стабилизации обстановки форум запретил все митинги, шествия, демонстрации политического характера, а также «любые действия, подрывающие Шариат Аллаха в ЧРИ, в том числе и печати и других средствах массовой информации».
Можно сказать, что 3 июля 1999 года Чечня избежала угрозы гражданской войны и появилась надежда, что власть и оппозиция смогут прийти к согласию.

Фактически же в условиях этого «политического перемирия» оппозиции удалось сохранить не только свои вооруженные формирования, но и осуществлять контроль над рядом территорий, особенно в горных районах, а также содержать свои учебно-тренировочные военные лагеря. Де-факто юрисдикция официальной исполнительной власти ЧРИ на них не распространялась. На пороге новой войны Аслан Масхадов оказался в крайне тяжелом положении. Формально сохранить власть и не допустить внутричеченского вооруженного противостояния ему удалось лишь ценой принципиальных компромиссов. В итоге он оказался между двух огней – чеченскими радикалами и российскими властями.

Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:28
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Между тем в России набирал обороты острый политический кризис.

В окружении дряхлеющего, серьезно больного президента обострилась подковерная борьба околовластных группировок. Одновременно левая и национал-патриотическая оппозиция открыто обвиняли Бориса Ельцина в неспособности управлять страной, в прессу регулярно просачивались сведения о злоупотреблении главы государства алкоголем. Политические и финансовые элиты, сформировавшиеся в период 1990-х гг., оказались перед лицом угрозы социального взрыва, потери власти и виляния.

Экономические неудачи сопровождались «министерской чехардой». В марте 1998 г. Борис Ельцин объявил об отставке председателя правительства Виктора Черномырдина и с третьей попытки, под угрозой роспуска Государственной Думы, провел кандидатуру Сергея Кириенко. После экономического кризиса августа 1998 г., когда, через два дня после решительного заявления президента страны о том, что девальвации рубля не будет, российская денежная единица обесценилась в 4 раза, Борис Ельцин тут же отправил в отставку правительство и предложил вернуть на пост премьера Виктора Черномырдина, а в сентябре 1998 г. с согласия Государственной Думы назначил на эту должность Евгения Примакова. В мае 1999 г. парламент России безуспешно пытался поставить вопрос об отрешении президента от должности. Перед голосованием по импичменту Борис Ельцин отправил в отставку правительство Евгения Примакова, а затем с согласия Государственной Думы назначил на пост премьера Сергея Степашина. Однако 9 августа 1999 г. он отправил в отставку и его. На утверждение в должности председателя российского правительства была предложена кандидатура мало кому тогда известного директора Федеральной Службы Безопасности (с 25 июля 1998 г.) и Секретаря Совета Безопасности РФ (с 26 марта 1999 г.) Владимира Путина. В тот же день в телевизионном обращении Борис Ельцин объявил нового премьера своим «преемником». В 1999 г. против президента России со стороны оппозиции (в том числе со стороны популярной на тот момент группировки Лужкова-Примакова) были выдвинуты обвинения в коррупции и совершении тяжких преступлений.

На этом фоне в российских СМИ начали педалироваться в отношении Чечни реваншистсткие настроения, Хасав-Юртские соглашения все чаще именовали «предательством русской армии». К лету античеченская риторика стала приближаться к границам истерии. Разумеется, этому немало способствовала обстановка в самой республике – в первую очередь засилье криминала и неспособность властей в течение длительного времени справиться с организованной преступностью. Ситуация вокруг Чечни стала обвально ухудшаться.

С весны 1999 г. в Северо-Кавказский регион перебрасываются дополнительные войска и бронетехника; они разворачиваются в непосредственной близости от границ Чеченской Республики. Все чаще и чаще здесь стали возникать перестрелки. В июне и июле на некоторых ее участках были совершены нападения на чеченские погранично-таможенные пункты, в ходе которых применялись тяжелые виды вооружения. Одновременно российская сторона заявляла, что на территорию России из Чечни проникают бандиты, занимающиеся угоном скота и похищениями людей с целью получения выкупа. С 9 апреля 1999 г. по распоряжению губернатора Александра Черногорова (№ 217-р) жителей республики перестали пропускать по всему периметру Ставропольского края. Было остановлено движение электрички «Ищерская-Минеральные воды» и автобусов из Грозного в города Ставрополь и Пятигорск. В соседних регионах, где природно-климатические и географические условия напоминают чеченские (Северная Осетия, Дагестан), регулярно стали проводиться войсковые и командно-штабные учения.

Стычки российской армии с сотрудниками силовых структур Чеченской Республики, начавшиеся уже в мае и июне, в июле приобрели особую остроту (в основном на границах с соседними Дагестаном и Ставропольским краем). Они не были продолжительными по времени, однако в ходе этих столкновений военные нередко применяли бронетехнику и артиллерию. В некоторых случаях были задействованы и вертолеты. Чеченская сторона выражала протест по каждому такому факту, но представители правительства РФ отвергали обвинения, заявляя в ответ, что военные отбивали нападения боевиков, противодействовали то похитителям скота, то бандитам, пытавшимся взять заложников.

Еще 19 мая 1999 г. президент РФ издал указ «О дополнительных мерах по борьбе с терроризмом в Северо-Кавказском регионе». В нем предусматривалась переброска на границы с Чеченской Республикой дополнительного количества войск и бронетехники. Такая работа вскоре была завершена и 3 июля 1999 г. Совет Федерации РФ предложил Борису Ельцину принять «эффективные меры по обеспечению безопасности на территориях, прилегающих к Чечне, и разоружению чеченских бандформирований». Столь жесткие требования, даже в примененной терминологии напомнившие многим события первой войны, вытекали из доклада министра внутренних дел Владимира Рушайло. Выступая перед сенаторами, он сообщил, что в регионе создана временная оперативная группа внутренних войск численностью в 17 тысяч человек. В случае осложнения ситуации ее собираются нарастить за счет частей министерства обороны и подразделений пограничной службы. Владимир Рушайло также заявил, что отдал приказ «о нанесении превентивных авиационных и артиллерийских ударов по обнаруженным разведкой скоплениям боевиков и технике».

Такие обстрелы не заставили себя долго ждать: 3 и 4 июля подверглись минометному обстрелу погранично-таможенные посты Чеченской Республики, расположенные вдоль границы с Дагестаном. А 5 июля после встречи с президентом министр внутренних дел РФ сообщил журналистам, что утром того же дня в районе г. Кизляр был нанесен «предупредительный удар с помощью вертолетов, артиллерии и минометов» по скоплениям боевиков и что среди них якобы имелись потери.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:28
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Эскалация напряженности происходила на фоне давно планировавшейся встречи Аслана Масхадова с Борисом Ельциным. Чеченское руководство, открещиваясь от обвинений в провокациях на границах, заявляло, что российские части «воюют с призраками, обстреливая какие-то несуществующие скопления боевиков и отдавая приказы о нанесении точечных ударов», не отказывалось от контактов и на более низком уровне. Так, для координации усилий в борьбе с похищениями людей и бандитизмом, а также с целью обсудить последние события на Северном Кавказе 7 июля в Москву прибыли представители Министерства шариатской государственной безопасности – этого республиканского аналога российского МВД. Они имели беседу с Владимиром Рушайло, но каких-либо конкретных результатов не достигли. Чеченские «силовики» вернулись домой ни с чем.

Спустя пять дней вслед за ними на Северный Кавказ отправился и министр внутренних дел РФ. Его сопровождали главнокомандующий внутренних войск Вячеслав Овчинников и министр по делам федерации и национальностей Вячеслав Михайлов. 12 июля в Ставрополе в управлении внутренних дел они провели закрытую коллегию, после чего, посовещавшись с губернатором Александром Черногоровым, вылетели сначала в Моздок (Республика Северная Осетия-Алания), а затем в столицу Дагестана г. Махачкалу.

Надежду на такой диалог не терял и Аслан Масхадов. С целью подготовки встречи с Борисом Ельциным 16 июля он делегировал в Москву вице-премьера республиканского правительства Турпал-Али Атгериева. Сразу же после прилета в столичный аэропорт «Внуково» его арестовали.

Задержание высокопоставленного чеченского чиновника было организовано Главным управлением по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) МВД РФ. В распространенном его пресс-службой сообщении говорилось, что Турпал-Али Атгериев находился в федеральном розыске с 1996 г. за совершение преступлений, предусмотренных несколькими статьями уголовного кодекса. В частности, ему инкриминировались бандитизм, незаконное лишение свободы и терроризм. Мерой пресечения было объявлено содержание под стражей. Пресс-служба этого ведомства сообщила отдельно, что задержанный якобы находился в Москве «с неофициальным визитом» и что за время пребывания в Москве «не встречался ни с одним официальным лицом органов государственной власти и управления Российской Федерации, не посетил ни одного государственного учреждения

Посланник чеченского президента был освобожден после личного вмешательства премьер-министра РФ Сергея Степашина. Этим, с одной стороны, было дезавуировано заявление пресс-службы силовой структуры, а с другой, подтверждалось, что Турпал-Али Атгериев приезжал по предварительно достигнутой с российскими властями договоренности. Запоздалое признание, однако, никак не отразилось на предполагавшейся встрече лидеров России и Чечни. Ей уже не суждено было состояться. А в течение какой-то недели-другой после этого события сообщения средств массовой информации с Северного Кавказа стали больше напоминать фронтовые сводки.

Уже было очевидно, что переброшенные на границы дополнительные подразделения российской армии и внутренних войск пытаются занять наиболее выгодные для возможного броска по равнинной Чечне позиции. На границе с Дагестаном к их числу можно отнести мост через р. Терек недалеко от станицы Гребенская (т. н. Гребенская плотина) и небольшой участок территории, вдающийся вглубь соседней республики и рассекающий автомобильную трассу Кизляр – Махачкала. На этих двух направлениях завязались первые и по-настоящему серьезные бои второй чеченской войны.

29 июля на рассвете российские военные и дагестанские милиционеры атаковали четырех сотрудников чеченской погранично-таможенной службы у Кизляра. В ходе непродолжительного боя один человек погиб, другой раненым попал в плен. Вагончик, в котором был оборудован пост, сожгли ракетами, выпущенными с вертолетов. Вслед за двумя отступившими таможенниками российские военные в сопровождении бронетехники углубились на сопредельную территорию и уже там окончательно закрепились.

Примерно по такому сценарию развивались события и у гребенского моста. И кончились они тем же: созданием опорного пункта на противоположном берегу Терека. Приграничные столкновения, в ходе которых российские войска захватили пусть и небольшую, но часть территории республики, впоследствии стали называть «июльским выравниванием границ». Министерство иностранных дел Чечни не оставило случившееся без внимания. Охарактеризовав действия российских военных как «провокацию» и «фактически пролог к новой военной агрессии», МИД Чечни заявило о праве руководства республики «на применение адекватных мер».
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:29
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Вокруг вторжения отрядов Басаева и Хаттаба в Дагестан в августе 1999 года много слухов и домыслов.
На самом деле эти события вызывают много вопросов.
Одной из распространенных версий является то, что вторжение отрядов Басаева в Дагестан было согласованной между федеральными властями и Басаевым акцией, о "договорной войне" в Дагестане, имевшей целью повлиять на обстановку в стране таким образом, чтобы привести к власти преемника Ельцина.
В поддержку этой версии при водят следующие доказательства.
3 августа 1999 года в газете "Версия" была опубликована статься "Сговор", в которой говорилось о том, что якобы 3 июля 1999 года во Франции прошла секратеная встреча между Ш.Басаевым и главой администрации президента А.Волошиным. На встрече аткже присутствовал офицер ГРУ А.Суриков.
Затем в российских СМИ появилась целая серия подобных публикаций. Наиболее «доказательными» среди которых можно считать статьи Бориса Кагарлицкого «С террористами не разговариваем. Но помогаем? Версия взрывов домов в России» (Новая газета. 24.01.2000г.) и Петра Прянишникова «Сговор-2» («Версия», 4 июля 2000г.). Все остальные российские издания лишь «кормились» с этих статей, излагая и толкуя на свой лад изложенные в них «факты».
Приведу ссылки на эти статьи чтобы любой мог прочитать и сделать свои выводы.
http://www.compromat.ru/page_9906.htm
http://2000.novayagazeta.ru/nomer/2000/03n/n03n-s08.shtml
Также подробно об этой "встрече" в своей книге "ФСБ взрывает Россию" написал подробнейшим образом Ю.Фельштинский.
В поддержку договорной войны также приводят перехват телефонного разговора Березовского с Удуговым в августе 1999 года, где якобы между ними произошел следующий диалог:
У:"Как Басаев может продержаться в такой ситуации?! Ты же обещал, что не будет задействована авиация, что нас не будут бомбить…"
Б: "Ну, не получилось, не сработало..."
Да и сами боевые действия отрядов Басаев и Хаттаба в Дагестане вызвали много вопросов. Войдя в Дагестан они ограничились только захватом прилегающих к гарнице сел в Ботлихском и Новолакском районах и не предпринимали никаких действий по дальнейшему продвижению вглубь Дагестана.

Сам Басаев в интервью А.Бабицкому летом 2005 года, отверг версию "договорной войны" и пояснил, что целью его действий в Дагестане было помочь выйти из окружения дагестанским исламистам, сначала из Цумадинского района, а потом из Кадарской зоны.

В начале войны и Масхадов сделал несколько заявлений, что войну начали Березовский, Басаев и Удугов. В первый раз о сделал это заявление в интервью газете Le Monde 17 сентября 1999 года. Березовский на радио "Эхо Москвы" 19 сентября 1999 года назвал заявления Аслана Масхадова "ложью и бредом". Вместе с тем, он как бы признал нечто очень важное, а именно: Березовский сказал, что в настоящее время Аслан Масхадов находится "в безвыходной ситуации и не имеет реальной власти". По его словам, для урегулирования ситуации на Северном Кавказе, "нужны переговоры с теми людьми, которые реально управляют ситуацией в Чечне". Среди таких людей он назвал Шамиля Басаева и Мовлади Удугова.

В начале апреля 2000 года ы телефонном интервью радиостанции Deutsche Welle Аслан Масхадов заявил, что главной причиной нынешней войны на Северном Кавказе стал сговор кремлевской администрации, финансовой олигархии, людей, которые хотели прийти к власти, и чеченских провокаторов.
По словам Масхадова, "Шамиль Басаев спровоцировал новую войну в Чечне своим вторжением в Дагестан".
Начало войны, сказал Масхадов, было профинансировано российскими олигархами, в первую очередь Березовским, а с чеченской стороны - Удуговым и Басаевым,
"Березовский руководил предвыборной кампанией Путина. С помощью войны он создал основу популярности будущего президента России", - заявил Масхадов.
http://lenta.ru/vojna/2000/04/11/maskhadov/

После объединения сил сопротивления летом 2002 года, Масхадов к этой теме больше не возвращался.

Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:29
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Какой версии верить или нет, каждый решает сам для себя. Я привел собранные мною материалы, чтобы каждый смог прочитать и сделать свои выводы.

Мое личное мнение, что Басаев стал жертвой хорошо раставленной ему ловушки. Как я уже писал, решение о начале новой войны в авугсте 1999 года, было принято еще в марте 1999 года. С этйо целью вокруг Чечни уже велись подготовительные мероприятия. Нужен был повод. И отличным поводм для начала новой войны стало вторжение отрядов Басаева в Дагестан, спровоцированное дагестанскими салафитами, которые находились под влиянием(контролем) российских спецслужб.
В поддержку этой версии могу привести такие факты, что лидеры дагестанских салафитов, как и их «исламское правительство», после августа-сентября 1999 года надолго исчезли из поля зрения политиков и журналистов. Сначала они прятались заграницей, в 2003-2004 гг. один за другим начали возвращаться на родину. Всех их фактически освободили от ответственности. Адалло Алиева, Надиршаха Хачилаева и Сиражуддина Рамазанова (последний заявит следователям, что находился под влиянием «людей из Чечни») с первого же захода. Магомеда Тагаева осудят на 10 лет, но затем быстро амнистируют
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:30
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Большая часть дагестанских салафитов в середине июля через чеченские села Кенхи и Хилди возвращаются в высокогорный Цумадинский район Дагестана, в некоторых селах которого – Эчеда, Хвайниколо, Сильди, Гакко и т. д. – к тому времени, как и в селах Кадарской зоны, была введена шариатская форма правления. «В целях пресечения проникновения на территорию района и возможных провокаций со стороны местных последователей экстремизма», 1 августа из Махачкалы туда был выдвинут специальный сводный отряд милиции численностью около 100 человек во главе с заместителем министра внутренних дел Дагестана Омаровым. На следующий день, т. е. 2 августа у села Гигатль произошло первое столкновение между сотрудниками дагестанского МВД и ваххабитами. В ночь на 3 августа у села Агвали произошел еще один бой. В тот же день личный состав МВД Дагестана был переведен на казарменное положение, а 5 августа началась переброска в Цумадинский район 102-й бригады Внутренних войск МВД России.

Духовным руководителем «Дагестанского джихада» стал известный дагестанский проповедник и богослов салафитского толка, амир Исламского Джамаата Дагестана шейх Багаудин Мухаммад Дагестани (Магомедов) (он же – Багауддин Мухаммад Кебедов), который с осени 1998 г. проживал на территории Чечни. Политическое руководство взяла на себя так называемая Исламская шура Дагестана, в которую вошли глава исламского культурно-религиозного центра «Аль-Исламия» Сиражуддин Рамазанов, писатель и общественный деятель, член руководства союза «Кавказская Конфедерация» Магомед Тагаев, депутат Государственной Думы РФ, председатель Союза мусульман России Надиршах Хачилаев, поэт и общественный деятель, заместитель амира Конгресса народов Чечни и Дагестана Адалло Али Мухаммед (Алиев), близкие соратники шейха Багаудина Мохаммада ваххабитский публицист Ахмад Сардали и лидер цумадинских ваххабитов Магомед Курамагомедов и др

6 августа т. н. Исламская Шура Дагестана приняла «Декларацию о восстановлении Исламского Государства Дагестан» и постановление об оккупации «государства Дагестан». Было сформировано «исламское правительство», его главой – «раис-аль-вазар – объявили Сиражуддина Рамазанова, а министром печати и информации – Магомеда Тагаева. Командующими отрядов салафитов являлись Магомед Саидбеков (командир Цумадинского ополчения), Абдурахман (возглавлял Тандовское направление), Магомед Курмагомедов и другие. Несмотря на громогласные заявления и далеко идущие планы, ваххабиты были достаточно быстро разбиты, оттеснены к местности Эчеда-майдан и там блокированы. Частью они разбежались по окрестным лесам, и милиция вместе с подразделениями российских внутренних войск вели их поиск и уничтожение. В этих условиях руководители дагестанских исламистов во главе с Багаудином Кебедовым обратились за помощью к своим союзникам в Чечне.

На призыв откликнулись Шамиль Басаев, Хаттаб, руководитель Урус-Мартановского джамаата Рамзан Ахмадов и бывшие командиры ликвидированных указом Аслана Масхадова исламского полка особого назначения и шариатской гвардии Арби Бараев и Абдул-Малик Межидов. Большинство бойцов их отрядов составляли дагестанцы. Но было немало и чеченцев, в основном молодых людей, попавших под влияние исламских радикалов. Официальные власти ЧРИ не смогли или не захотели воспрепятствовать выступлению этого ополчения.

Пытаясь оттянуть на себя войска и милицию, блокировавшую ваххабитов в Цумаде, 7 августа эти разношерстные отряды вошли в села Ансалта, Рахата, Тандо, Шодрода и Годобери Ботлихского района Дагестана. Вошли беспрепятственно – еще в апреле 1998 г. из этих мест был выведен армейский батальон, блокировавший узловые горные тропы и перевалы. На следующий день ими захвачены еще два села: Шодрота и Зиберхали. С 9 по 18 августа салафиты ведут бои за высоту Ослиное ухо, 12 августа сбивают вертолет (среди раненых оказываются три генерала внутренних войск РФ). 13 августа вооруженные формирования исламистов ведут бой у села Гагатли, а 17 августа отбивают атаку бронетехники на село Тандо.

По сообщениям агентства «Кавказ-центр», 11 августа в Ботлихском районе состоялось заседание Исламской Шуры Дагестана. Участники заседания официально возложили на Шамиля Басаева полномочия «военного амира объединенными силами моджахедов Дагестана на период до полного изгнания кафиров со священной дагестанской земли». Хаттаб был назначен «командующим исламскими силами в Дагестане». Шура приняла постановление об аресте руководителя Госсовета Дагестана Магомедали Магомедова. Тем не менее под предлогом того, что дагестанские моджахеды в Цумадинском районе вышли из окружения, 23 августа Шамиль Басаев уводит свои отряды обратно в Чечню.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:30
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Руководство ЧРИ попыталось дистанцироваться от действий исламских экстремистов. 10 августа на пресс-конференции в Грозном Аслан Масхадов заявил, что в Ботлихском районе воюют только дагестанцы, хотя, подчеркнул он, «несколько заблудших чеченцев и могут быть там». Отвечая на вопрос о провозглашении на территории Дагестана «исламского государства», президент заявил, что это внутреннее дело России. В некоторых средствах массовой информации говорилось, что в руководстве Чечни вздохнули с облегчением после отъезда из республики дагестанских «возмутителей спокойствия»…

13 августа с осуждением заявления и.о. председателя правительства РФ Владимира Путина о возможном нанесении ударов по территории республики выступил генеральный представитель Чечни Майрбек Вачагаев. Он подчеркнул, что конфликт в Дагестане – внутреннее дело России.

15 августа в республике было объявлено чрезвычайное положение. В Грозном ввели комендантский час, началась частичная мобилизация резервистов и участников войны 1994-1996 гг. На следующий день в центре чеченской столицы состоялся многотысячный митинг, на котором Аслан Масхадов обвинил руководство РФ в поиске повода для силового давления на республику. Он осудил участие чеченцев в событиях в Дагестане и потребовал их немедленного возвращения.

18 августа в Грозном состоялся съезд участников первой российско-чеченской войны, на котором многие командиры, поддерживающие президента республики, подвергли Шамиля Басаева критике за его «обреченную на провал авантюру» в Дагестане. После недели боев свой отряд оттуда вывел даже Арби Бараев. На съезде присутствовал и сам Аслан Масхадов. Однако никаких решительных действий, нацеленных на воспрепятствование дальнейшему участию лидеров чеченской оппозиции в дагестанской кампании он принять не смог или не захотел: дело опять ограничилось уговорами.

Вечером 25 августа российская авиация нанесла ракетно-бомбовый удар по Веденскому ущелью и военно-учебному лагерю «Кавказ» под Сержень-Юртом.

29 августа Аслан Масхадов подписал указ о выводе Мовлади Удугова из состава Совета безопасности республики. В документе говорилось, что он, являясь членом высшего политического органа Чечни, «превратился в проводника широкомасштабной идеологической диверсии против государства». Президент подчеркнул, что его действия «поставили под угрозу разрыва братские отношения с Дагестаном»

После разгрома ваххабитов в Цумадинском районе и ликвидации там «территории с шариатской формой правления» власти Дагестана обратились к жителям Кадарской зоны с ультимативным требованием о немедленном разоружении и подчинении российским законам. Однако там было сформировано ополчение, заявившее о готовности сражаться. 29 августа российские войска и милиционеры начали операцию «по разоружению незаконных вооруженных формирований», которая сопровождалась бомбардировками и обстрелами жилых массивов, запретом на выход из зоны боев гражданского населения и последующей «зачисткой», в ходе которой совершалось насилие над мирными жителями.

В самый разгар боев, 4 сентября «раис-аль-вазар (председатель) Исламского правительства» Сиражудин Рамазанов заявил, что «намерен в ближайшее время перебраться в Дагестан» и начать там работу. По его словам, «правительственные силы безусловно окажут необходимую помощь моджахедам из Карамахи и Чабанмахи».

Как объявлялось, «с целью ослабить давление военно-милицейских сил на восставшие села и по просьбе проживающих там мусульман» 5 сентября на территорию преимущественно населенного чеченцами Новолакского района Дагестана снова вошли отряды дагестанских ваххабитов и их союзников в лице Шамиля Басаева и Хаттаба. Они без боя заняли населенные пункты Новолакское, Чапаево, Шушия, Ахар, Тухчар, Тамиях и подошли на пять километров к городу Хасав-Юрт. Более-менее серьезное сопротивление им было оказано лишь в Дучи, где дислоцировался батальон российских внутренних войск. Это село исламистами было окружено.

9 и 10 сентября российские военные вытеснили ополченцев из Карамахи и Чабанмахи, а 11 сентября Шамиль Басаев увел свои отряды обратно в Чечню. Он заявил, что после поражения в Кадарской зоне продолжать боевые действия не имеет смысла. После этого еще два дня российские силовые структуры продолжали обстрел территории, которую ранее занимали ваххабитские отряды. В Новолакское и Тухчар они вошли лишь на третий день после их ухода.

В результате предпринятых дагестанскими ваххабитами и их чеченскими союзниками действий официальное руководство ЧРИ оказалось в очень сложном положении. Заявления, что республика «ни при чем», а все случившееся – акции противостоящих правительству сил, были неубедительны. Вторжение совершалось с подконтрольной им территории, сюда же исламисты отступали после поражений в Дагестане. Кажется, только в сентябре Аслан Масхадов начал постепенно осознавать всю серьезность ситуации.

Но и начинать с боевые действия с неподконтрольными полевыми командирами было уже поздно: сначала 4 сентября в Буйнакске, затем 9 и 13 сентября в Москве, а через три дня в Волгодонске неизвестными лицами были взорваны жилые дома. Волна беспрецедентных для России по своей жестокости терактов, за которые никто не принял ответственность, унесла жизни почти 300 человек, около 600 человек получили серьезные ранения (подробно см. раздел 39.2). Российское общество оказалось в состоянии глубокого шока; власти немедленно возложили ответственность за теракты на чеченцев. Позже следствие пришло к выводу, что непосредственными исполнителями могли являться «лица славянской внешности», а в качестве организаторов взрывов в розыск были объявлены житель Карачаево-Черкесии и уроженец Средней Азии. Однако версия «чеченского следа» к тому времени уже прочно утвердилась в массовом сознании. Общественное мнение стали готовить к возможной военной операции против Чеченской Республики, целью которой объявлялась борьба с терроризмом.

Огромную роль в разжигании античеченских настроений сыграли ведущие средства массовой информации, в первую очередь телевидение. Основные российские телеканалы (ОРТ, РТР, ТВЦ, НТВ) активно поддержали пропагандистскую кампанию за силовую политику в отношении Чечни. Пик пропагандистской кампании пришелся на 11-12 сентября, когда ведущие политики и телеобозреватели с удивительным единодушием призвали к новому военному походу против Чечни (в числе шедевров «телеаналитики» – заявления «Уничтожим бандитское гнездо!», «Единственное решение – ковровые бомбардировки Чечни). Подготовка общественного мнения позволила премьер-министру получить поддержку силовой политики на Кавказе со стороны Госдумы, региональных властей, основных политических объединений страны (от коммунистов до либерал-демократов), а также значительной части населения РФ.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:30
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Оказавшийся в патовой ситуации, Аслан Масхадов пытался искать пути политического решения возникших проблем. 3 сентября он предложил руководителям соседних государств – России, Азербайджана, Грузии и Армении – объединить усилия в борьбе с похитителями людей и создать единый орган по типу Интерпола. Было обещано, что спецслужбы и правоохранительные органы этих стран получат возможность активнее работать на территории Чечни. Однако его уже никто не слушал.

5 сентября пресс-секретарь президента ЧРИ отверг причастность властей республики к повторному вторжению исламских формирований на территорию Дагестана. 6 сентября, в день восьмой годовщины независимости, авиационным налетам подверглись села Ишхой-Юрт и Замай-Юрт в Ножай-Юртовском районе. Было убито до 40 человек. Вице-премьер правительства Казбек Махашев выразил официальный протест руководству России, расценив факт бомбардировок как нарушение российско-чеченского договора.

Если еще в начале месяца масштабов надвигающейся катастрофы в руководстве республики не осознавали, то окончательно прозрение наступило 7 сентября после заседания Совета безопасности РФ. На нем новый премьер правительства Владимир Путин призвал «избавиться от синдрома вины» за первую чеченскую войну и пересмотреть хасавюртовские соглашения. А в это время российские самолеты сбросили бомбы на райцентры Ножай-Юрт и Ведено. Погибли 2 и были ранены 10 человек. 10 сентября бомбардировкам подверглись села Автуры и Сержень-Юрт, артиллерия же нанесла удар по Галайты, Зандаку, Гиляны, Ишхой-Юрту и Герзелю, расположенным вдоль границы с Дагестаном.

В период с 12 по 18 сентября налеты были совершены на села Веденского, Ножай-Юртовского, Шалинского, Гудермесского и Шелковского районов, города Шали и Урус-Мартан. По информации чеченских властей, погибло около 200 человек и до 20 тысяч покинули свои дома и в большинстве своем осели в столице республики.

13 сентября Аслан Масхадов заявил об угрозе российского вторжения и призвал население строить оборонительные сооружения, а на следующий день объявил мобилизацию в приграничных районах.

16 сентября в Грозном состоялся многотысячный общенациональный митинг. В своем выступлении президент республики заявил, что прилагает все усилия для мирного разрешения сложившейся ситуации. Он отмежевался от террористических актов в российских городах и предложил помощь правоохранительных органов республики в обнаружении и задержании организаторов и исполнителей взрывов домов. «Чечня стала разменной картой в руках мировых держав, стремящихся стать хозяевами Кавказа и выдавить Россию», – сказал Аслан Масхадов. Он осудил участие Шамиля Басаева в дагестанском конфликте, назвав это предательством собственного народа. Муфтий Ахмат-Хаджи Кадыров назвал объявленный ваххабитами «джихад» обманом.

Руководители Северной Осетии и Ингушетии предложили новому российскому премьеру начать переговоры в Нальчике, но он, сославшись на то, что политическое руководство Чечни не осудило террористические акты и не выразило соболезнования родственникам погибших, отверг это предложение.

23 сентября российская авиация начала наносить удары по Грозному. Бомбардировкам подверглись и села Сержень-Юрт, Автуры, Ведено, Гелдагана. Прошло экстренное заседание правительства, парламента, Государственного Совета и Совета безопасности ЧРИ. Аслан Масхадов сообщил о мерах по подготовке к обороне, но обещал предпринять все меры «для предотвращения крупномасштабной войны». По его поручению в соседние республики выехали высокопоставленные члены правительства.

24 сентября авиация нанесла ракетный и бомбовый удар по Октябрьскому и Старопромысловскому районам Грозного; 5 человек были убиты, 21 ранены, около 30 домов разрушены. У села Самашки в результате атаки на колонну беженцев сгорели в машине 8 человек.

В ночь на 25 сентября был уничтожен центр мобильной связи, а на следующее утро телепередающий центр. Подверглись атакам нефтеперерабатывающие объекты, а также села Цоцин-Юрт и Ишхой-Юрт. В целом за два дня были убиты 31 и ранено более 60 человек. На экстренном заседании правительства и руководителей силовых структур президент республики еще раз подчеркнул, что возможности для диалога и предотвращения войны не исчерпаны. Ответом были новые бомбардировки. 27 сентября, например, из-за налетов авиации загорелись нефтяные промысла в Октябрьском районе Грозного.

Последняя попытка недопущения войны – встреча между Асланом Масхадовым и председателем Государственного Совета Дагестана Магомед-Али Магомедовым была сорвана, скорее всего, инспирированным из Москвы «возмущением» жителей Хасав-Юртовского района. 29 сентября они перекрыли дороги и не пропустили к месту переговоров ни того, ни другого. Предложение чеченского руководства провести встречу в любом другом месте проигнорировали. На следующий день российские наземные войска начали выдвижение на чеченскую территорию.

Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:30
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




01.10.1999 федеральные силы пересекли административную границу Чечни и начали продвигаться вглубь респбулики.
С этой даты официально началась ВЧВ.
При этом ВЧВ имела ряд отличительных особенностей от ПЧВ.

1.Отказ от любых политических переговоров с противником – последовательная линия поведения, которой придерживалось российское руководство на протяжении всего «второго» конфликта, и которая кардинальным образом отличала его от «первой войны». При этом любые попытки создать на подконтрольной российским войскам территории параллельные структуры власти жестко пресекались. Теперь не только вооруженное сопротивление, но и участие в структурах гражданской администрации сепаратистов фактически рассматривалось в качестве преступления (исключение делалось для тех, кто переходил на российскую сторону). Разумеется, таких людей не судили: их либо просто убивали, либо они исчезали после непризнанных государством задержаний. Наибольшую известность получило насильственное исчезновение спикера чеченского парламента Руслана Алихаджиева, который в боевых действиях участия не принимал и в 2000 г. все еще пытался наладить переговорный процесс. Его задержали в собственном доме, после чего российское командование отрапортовало о захвате одного из вражеских лидеров. Затем он бесследно исчез.
2.Другое отличие «второго» конфликта от «первого», особенно на ранних стадиях, – почти тотальная поддержка военных действий населением России. Пропагандистская кампания дала свои плоды, и теперь власти могли себе позволить делать ставку на исключительно силовое решение, не считаясь с боевыми потерями, а тем более – с жертвами среди «вражеского» гражданского населения. О последних теперь, за исключением правозащитников, почти никто не вспоминал.
3.Еще одной отличительной чертой рассматриваемого конфликта стала эффективная информационная блокада республики: российские власти учли опыт прошлых неудач. Теперь была введена жесткая система аккредитации журналистов, направляющихся в зону боевых действий, в аппарате Президента РФ. Корреспонденты могли передвигаться только в сопровождении военных и только по определяемым командованием маршрутам. Нарушители этих правил лишались аккредитации, зарубежные журналисты высылались из страны и в дальнейшем не могли получить виз на въезд в Россию. В этих условиях лишь немногие корреспонденты решались работать независимо от российских военных, тем более на контролируемой чеченской стороной территории. Да и желающих было гораздо меньше, чем в период 1994-1996 гг.: систематические похищения журналистов, совершавшиеся в межвоенный период, хотя и прекратились с началом боевых действий, надолго отбили охоту у большинства из них работать на территории самопровозглашенной республики. Тем немногим, кто все же на это шел, грозили репрессии со стороны российских властей. Наибольшую огласку приобрела история корреспондента радио Свобода Андрея Бабицкого. В декабре 1999 г. он был единственным представителем мировых СМИ, освещавшим осаду Грозного с чеченской стороны. При попытке выйти из блокированного города он был задержан российскими военными, подвергнут жестокому обращению на главной базе федеральных сил «Ханкала» и в фильтрационном пункте «Чернокозово». Затем сотрудники ФСБ передали его бандитской группировке, контролируемой этим ведомством, инсценировав его «обмен» на «российских пленных». Андрею Бабицкому чудом удалось бежать, но его опять арестовали и судили за использование поддельных документов, которые подконтрольные ФСБ бандиты вручили ему в заточении перед попыткой вывезти в Азербайджан.
Таким образом, теперь среднестатистический российский читатель и зритель, как правило, получал информацию о происходящем на Северном Кавказе только от одной из сторон конфликта – российской. Это позволяло сохранять высокий уровень общественной поддержки силовой операции в Чечне и после того, как волна военной истерии постепенно начала спадать.
4.Наконец, последнее важное отличие «второго» конфликта от «первого», которое хотелось бы подчеркнуть, – уровень общественной поддержки в Чечне сопротивлению федеральным силам. В течение 1994-1996 гг. он был очень высоким. Война воспринималась большинством жителей как справедливая, «народная война» с захватчиком, вплоть до того, что не участвовать в ней считалось для мужчины не совсем приличным.
Начало второго конфликта чеченское общество встретило с совершенно другими настроениями. «Романтическая эпоха» независимой Чечни закончилась. События «межвоенного периода», в течение которого большинство населения республики с трудом сводило концы с концами, элиты были заняты борьбой за власть, а уровень преступности достиг небывалых масштабов, породили в чеченском обществе скепсис и разочарование. Чеченцы, наученные горьким опытом «первой» войны, ничего хорошего от российских войск, разумеется, не ждали. Но и сражаться на стороне то воевавших между собой, то примирявшихся «ваххабитов» и «масхадовцев» теперь желали также далеко не все. Первые – особенно после событий в Дагестане – воспринимались в качестве людей, приведших на чеченскую землю новую войну, фактически – провокаторов. На вторых возлагалась ответственность за слабость власти, ее неспособность в течение трех лет навести в республике элементарный порядок. В конечном итоге большинство населения, не желая выбирать меньшее из зол, заняло выжидательную позицию. Чеченским бойцам, ведущим тяжелые бои с противником, конечно, сочувствовали. Но желающих встать с ними в один строй заметно поубавилось.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:31
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Формальным основанием для начала «контртеррористической операции» на территории Чечни, а именно так российская сторона официально именовала теперь свои действия, послужил секретный Указ Президента РФ Б. Н. Ельцина от 23 сентября 1999 г. № 1255 «О мерах по повышению эффективности контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона».

Вторая российско-чеченская война начиналась на фоне разрушительных бомбардировок населенных пунктов и объектов жизнеобеспечения республики. Официальная дата начала наземной операции – 1 октября 1999 г. Однако еще в сентябре по территории Чечни наносили удары авиация и артиллерия. Некоторые из них вызвали значительные разрушения гражданских объектов и гибель гражданских лиц.

плацдармов. В отличие от первой войны российские части сразу начали наступление и в горах. Вдоль хребта, отделяющего Чечню от Грузии, высадили десант, к которому из горной Ингушетии и Дагестана, пробивая в скалах дороги, стали подтягивать мотострелковые части и артиллерию. Республика фактически была взята в кольцо. Из обстреливаемых населенных пунктов жителям оказалось некуда бежать: еще 25 сентября 1999 г. телефонограммой командующего западной группировкой российских войск генерала Владимира Шаманова управлениям внутренних дел соседних регионов РФ было запрещено выпускать их на свою территорию.

На основании Указа Президента РФ Бориса Ельцина № 1255 от 23 сентября 1999 года была сформирована «Объединенная группировка войск (сил) на по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации» (далее – ОГВ (с)). Она включала в свой состав подразделения различных видов и родов войск, а также иных силовых структур: объединения, соединения, воинские части и подразделения «Вооруженных Сил Российской Федерации, внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, органов внутренних дел Российской Федерации и их подразделений, органов и подразделений Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Федеральной пограничной службы Российской Федерации, Федеральной службы железнодорожных войск Российской Федерации, Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации»/

Командующими ОГВ (с) были: с 23 сентября 1999 г. – генерал-полковник Казанцев Виктор Германович, с января 2000 г. – генерал-полковник Баранов Александр Иванович, с 14 (по другим данным, 25 апреля) апреля 2000 – генерал-полковник Трошев Геннадий Николаевич, с 14 июля 2000 – генерал-лейтенант Баранов Валерий Петрович.

Первоначально были сформированы и 1 октября 1999 г. двинулись вглубь Чечни три оперативные войсковые группировки. Оперативная группировка «Восток» под командованием генерал-лейтенанта Геннадия Трошева вторглась в Чеченскую Республику со стороны Дагестана. Оперативная группировка «Запад» под командованием генерал-майора Владимира Шаманова вела наступление со стороны Ингушетии. Оперативная группировка «Север» под командованием генерал-лейтенанта Владимира Булгакова наступала со стороны Ставропольского края.
С 17 декабря 1999 г., в Итум-Калинском районе десантировались подразделения, объединенные в оперативную группировку «Юг» во главе с генерал-лейтенантом Мухридином Ашуровым.

Группа "Север" наступала в Надтеречном районе, группа "Восток" через Гудермес, который был сдан федеральным войскам без боя братьями Ямадаевыми.
Наиболее ожесточенные бои велись на участке наступления оперативной группы "Запад", под командованием генерала Шаманова.
В Чечне тогда была популярна следующая поговорка: Дрожи чечен - идет Шаман.


Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:31
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Начало вооруженного конфликта застало чеченское общество и чеченские вооруженные группы в состоянии глубокого раскола. Органы безопасности самопровозглашенной ЧРИ сохраняли верность президенту Аслану Масхадову. Им противостояла исламистская оппозиция, организационно объединенная вокруг Конгресса народов Ичкерии и Дагестана и таких его лидеров, как Шамиль Басаев, Эмир Хаттаб и др. Несмотря на то, что непримиримые враги оказались перед лицом общего противника (России) и вынуждены были действовать против него совместно, на начальном этапе конфликта дело так и не дошло до формально объединения. Можно говорить о том, что правительственные формирования ЧРИ и полевые командиры-исламисты координировали свои действия против федеральных сил. Можно даже говорить, что подразделения исламистов выполняли общие указания по организации обороны республики, исходящие от Главного штаба и Государственного комитета обороны, возглавляемого Масхадовым. Однако утверждать, что на этом этапе Аслан Масхадов обладал эффективным контролем над исламистами (в смысле права отдавать приказы и возможности наказывать за их неисполение), вряд ли возможно.

Даже действуя в рамках общего плана обороны Грозного, исламисты и ВФ ЧРИ дислоцировались и воевали отдельно. Эту обособленность «боевиков» (так обычно местное население называло представителей ВФ ЧРИ) от «ваххабитов» (так именовали исламистов) подчеркивают все, кто находился в Грозном во время его осады зимой 1999-2000 гг.

О глубине раскола в рядах сопротивления могут свидетельствовать и слова самих членов сопротивления.
"Помню конец 1999 года. Время, когда силы Сопротивления были в разладе, действовали разрозненно. Каждый из амиров считал себя незаменимым. Все знали, что пока будет так, Аллах не смилостивится. И мы все просили наших командиров сделать что-нибудь, чтобы сплотиться. Уже было несколько встреч в Шатое, собирались в доме Ахмадова, но к согласию так и не приходили. Словом, в стремительно сужающемся шатоевском котле для Масхадова наступили самые тяжелые дни. Отвернулись почти все. Мог пройти мимо и Абдул-Халим, но не прошел. В том раскладе сильного и слабого Абдул-Халим выбрал второго. Насколько он был искренним, мудрым и последовательным в своих действиях, покажет время. Через долгие изнурительные два года войны он претворит в реальность свою и нашу извечную мечту - соберет в одном кругу всех амиров, найдет золотую середину и словом божьим объединит национально-освободительный процесс на всем Кавказе. Случится это в июне-июле 2002 года. И война обретет свое равновесие"
http://chechenews.com/world-news/breaking/516-1.html

Или вот свидетельство Доку Умарова:
"В 2002 году Арсанов, Гелаев, и Межидов Абдул-Малик отказались принести байат (присягу) Аслану Масхадову.
Мы с ними встретились. Мы потребовали у них изложить мотивировку отказа принести байат, и их первым аргументом было то, что их, мол, назвали эфэсбэшниками, оскорбили и прочее…
Там был Шамиль, были многие другие командиры. Мы спросили — Разве Масхадов сказал вам отступить от религии? Нет. Или он сказал не делать джихад? Нет.
Шамиль сказал им, что больше всех из присутствующих не любил Масхадова. Однако он не собирается разбирать свои отношения с Асланом, в то время когда идет джихад, так как это было бы преступлением.
Шамиль настаивал на том, чтобы они дали байат Аслану. На этом «переговорный процесс» у нас закончился.
На второй день они выдвинули новые аргументы. Они говорили, что это не джихад, так как война ведется с неправильной акидой.
Главным выступающим был Хамзат Гелаев, который сказал, что мы воюем за республику, за Ичкерию, а не за Шариат, не за исламское государство.
После долгих разговоров они заявили, что дадут байат Докке. Но причем здесь Докка? Докка всего лишь амир фронта. Байат нужно давать Масхадову. И Шамилю, как военному амиру."

В начале войны у сил сопротивления оказалось два центра управления: ГКО созданный Масхадовым, и Высший военный Меджлисуль Шура под командованием Басаева.
ВФ ЧРИ были разделены на фронта, фронты – на направления, а направления – на сектора. Командующие этими формированиями назначались Асланом Масхадовым.
Структура вооруженных формирований исламистов представляла собой сеть воюющих джамаатов – мусульманских религиозных общин, являющихся одновременно и боевыми единицами. Лидер джаммата – эмир – являлся и религиозным и военным руководителем такой общины.

Ограниченные материальные и человеческие ресурсы и переход к партизанской тактике ведения войны подталкивал «светское» и «исламистское» крылья чеченского сопротивления ко все более тесному взаимодействию. С начала 2002 года начались реальные действия по объединению сил сопротивления.
Формально организационное объединение «масхадовцев» и «исламистов» было завершено летом 2002 г. на совещании ГКО, проходившем в Веденском районе Чечни с 27 июня по 4 июля. Обе стороны пошли на уступки: исламисты признали легитимность Аслана Масхадова как президента и верховного главнокомандующего, Масхадов признал Чеченскую Республику Ичкерия полностью теократическим государством. Окружение Масхадова и лидеры исламистов создали единый руководящий орган военного времени, само название которого призвано было демонстрировать компромисс: «Государственный Комитет Обороны – Маджлисуль Шура (ГКО-МШ)». Аслан Масхадов был назначен председателем ГКО-МШ и Верховным амиром (командующим) моджахедов Чечни. В Конституцию ЧРИ (вопреки порядку, установленному в ней самой) вновь образованный орган внес изменения и дополнения, касающиеся радикальной исламизации государственного устройства.
Военный комитет ГКО-МШ в должности заместителя командующего возглавил Шамиль Басаев.
Большую роль в объединении сил сопротивления сыграл председатель Высшего Шариатского суда Абдул-Халим Садуллаев, который на засдении летом 2002 года были избран преемником Масхадова.
Окончательное организационное объединение вооруженных формирований, противостоящих федеральной стороне конфликта, было произведено преемником Масхадова на посту Президента ЧРИ Абдул-Халимом Садулаевым.
Таким образом, можно утверждать, что в проанализированный период 1999-2002 гг. существовали (по крайней мере формально) две параллельные линии управления вооруженными формированиями, противостоящими российской стороне конфликта: одна линия восходила к Президенту непризнанной ЧРИ Аслану Масхадову, другая – к лидерам вооруженных групп исламских салафитов, и, в частности, к Шамилю Басаеву.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:31
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Под прикрытием артиллерии, авиации и ракетных частей на территорию республики российские войска выдвинулись с четырех направлений. На двух из них – северном и восточном – с подготовленных еще в ходе июльского «выравнивания границ» удобных плацдармов. В отличие от первой войны российские части сразу начали наступление и в горах. Вдоль хребта, отделяющего Чечню от Грузии, высадили десант, к которому из горной Ингушетии и Дагестана, пробивая в скалах дороги, стали подтягивать мотострелковые части и артиллерию. Республика фактически была взята в кольцо. Из обстреливаемых населенных пунктов жителям оказалось некуда бежать: еще 25 сентября 1999 г. телефонограммой командующего западной группировкой российских войск генерала Владимира Шаманова управлениям внутренних дел соседних регионов РФ было запрещено выпускать их на свою территорию.

Также федеральные войска изменили свою тактику по сравнению с ПЧВ. Широким применением тяжелых видов вооружения «вторая» война также радикально отличалась от «первой». Российские войска уже не пыталась штурмовать позиции чеченских вооруженных формирований, а целенаправленно и методично, иногда неделями, наносили по ним и по окружающим населенным пунктам удары из всех имеющихся средств огневого поражения. Вооруженные лишь автоматами да гранатометами отряды ополченцев вынуждены были откатываться назад.

Тактика ведения боевых действий российской стороной была спланирована таким образом, чтобы через гражданское население оказывать дополнительное воздействие на воюющих чеченцев. Так, западная группировка российских войск от границы с Ингушетией до развилок дорог в крупный населенный пункт Самашки и районный центр Ачхой-Мартан, продвинулась под прикрытием вытянувшейся вдоль трассы Ростов-Баку многокилометровой колонны беженцев. Российские части обстреливали из артиллерии и танков окружающие сады и рощи и устремлялись вперед. Чеченские отряды без боя покидали свои позиции: любой огневой контакт с наступающими частями привел бы к жертвам среди беженцев. Затем войска, предварительно «профильтровав», пропускали в Ингушетию оказавшихся в их тылу женщин, стариков и детей. А потом, когда впереди выстраивалась новая очередь из желающих покинуть охваченную войной республику, повторяли все сначала.

Первые серьезные потери наступавшие российские войска понесли у Горагорска, на северо-западе республики, и Ищерской, на севере. Если у первого из этих населенных пунктов, используя рельеф местности (гористый, пересеченный, хотя и лишенный лесов ландшафт), федеральные силы удалось на время остановить, то лежащие на равнине Наурский и Шелковской районы вооруженным формированиям ЧРИ пришлось оставить. Практически весь север республики до станицы Червленной, где находятся стратегически важные автомобильный и железнодорожные мосты через Терек, российские войска прошли без особых для себя затруднений. Тактика, которая ими применялась (обстрелы и бомбардировки населенных пунктов без каких-либо лобовых атак позиций противника), лишила чеченские отряды всякой возможности для эффективного сопротивления. Кроме того, обессмысленной оказалась и поставленная перед ними командованием цель: защита мирных жителей. Чем дольше они удерживали позиции у какого-нибудь села или города, тем больше там гибло гражданских лиц (не говоря уж о разрушениях гражданских объектов и инфраструктуры).

Завязать бои двигавшимся в этом направлении войскам удалось лишь на линии Алхан-Юрт – Урус-Мартан. Случилось это во второй половине ноября, а уже в декабре вокруг столицы республики замкнулось кольцо окружения.

К началу 2000 г. чеченские подразделения сконцентрировались в двух местах: в Грозном и в горном Шатойском районе. Тем отрядам, что были отведены в горы, командование поставило задачу охраны баз для возможного продолжения войны партизанскими методами и приема ведущих оборону города формирований, в случае, если им оттуда придется отступить. Это отступление произошло уже в конце января – начале февраля 2000 г., когда, оказавшись не в силах быстро сломить сопротивление защищавших столицу ВФ ЧРИ, российское командование стало применять оружие большой разрушительной мощности, в частности, вакуумные бомбы.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:32
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




К середине октября 1999 года федеральные войска заняли почти всю территорию Чечни севернее реки Терек. В третьей декаде октября 1999 года федеральные войска осторожно и медленно начали продвигаться по территории южнее реки Терек.
11 ноября полевые командиры братья Ямадаевы и муфтий Чечни Кадыров, сдали федеральным войскам Гудермес.
17 ноября в бою около Ведено была уничтожена разведывательная группа 31-й отдельной воздушно-десантной бригады.
18 ноября федеральные войска взяли Ачхой-Мартан.
7 декабря федеральные войска взяли Аргун, а 8 декабря заняли Урус-Мартан.

К первой декаде декабря федеральные войска завершили овладение равнинными районами Чечни, а чеченская столица – Грозный – была взята ими в тиски с северной, восточной и западной стороны. К середине декабря российские войска заняли Ханкалу – восточный пригород Грозного, где были созданы командные пункты Вооруженных Сил, Внутренних войск и иных силовых структур.

После этого создается еще одна оперативная группировка, получившая в штабных документах название «особый район г. Грозный». Ее возглавил генерал-лейтенант Владимир Булгаков. Помимо частей и подразделений ОГ «Север», в «особый район Грозный» вошло большинство частей, переданных из группировки «Запад» Владимира Шаманова. Сам Шаманов с оставшимся в его подчинении частями, перекрыл предгорья в секторе Бамут – Дуба-Юрт. На этом этапе его задачей было не дать противнику, контролирующему горные районы, ударить в тыл окружившим Грозный войскам.

6 декабря 1999 г. российские самолеты сбросили на осажденную чеченскую столицу листовки, в которых гражданским лицам предписывалось покинуть Грозный до 11 декабря, «используя все доступные пути», и содержалось предупреждение о том, что «оставшиеся в городе будут рассматриваться в качестве террористов и бандитов. Они будут уничтожены артиллерией и авиацией. Больше переговоров не будет. Все, кто откажется покинуть город, будут уничтожены».

С 17 декабря 1999 года Грозный был полностью блокирован. Только в юго-восточном направлении был оставлен небольшой коридор для выхода оставшихся мирных жителей.

Одновременно не прекращались бомбардировки Грозного, в котором оставалось от 15 до 30 тысяч мирных жителей (оценка журналиста радио «Свобода» Андрея Бабицкого), и где разразился острый гуманитарный кризис: только в течение 6 декабря, по сообщениям российских СМИ, военные самолеты сделали 25 боевых вылетов, разбомбив в Грозном завод «Красный молот», кирпичный завод и железнодорожный узел, а вертолеты поднимались в воздух 48 раз (из них 10 раз – для разбрасывания упомянутых листовок, остальные вылеты были боевыми).
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:32
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Одновременно к обороне Грозного готовились и чечнские отряды. В ноябре 1999 года комнедантом Грозного был назначен Иса Мунаев, который начал активные работы по укреплению обороны города.
Когда федеральные войска начали блокировать Грозный, Масхадов назначил комнадующим чеченскими отрядами в Грозном Асламбека Исмаилова.
К моменту полного блокирования Грозного, в гроде остались отряды И.Мунаева, А.Исмаилова, Х.Исрапилова, А.Закаева, а также часть отрядов Ш.Басаева и Р.Гелаева. В городе остался и сам Ш.Басаев.
Сам Масхадов со своим штабом находился в Шалинском районе.

К началу штурма Грозного город был серьезно укреплен. По разным сведениям в городе оборону держали 3-5 тыс боевиков.
В черте города была создана система очаговой обороны, включавшая огневые позиции минометов и противотанковые заграждения. Нижние этажи домов на основных направлених были оборудованы под долговременные огневые точки. Окна и входы в подвалы домов на окраинах, вдоль магистральных улиц и на перекрестках зарывались мешками с песком, камнями и кирпичами. Оставлялись лишь бойницы для наблюдения и ведения огня. Большая часть артиллерии (основу составляли минометы) была замаскирована в жилых уварталах и на предприятиях. На крышах и верхних этажах зданий распологались огневые позиции снайперов и зенитчиков, а важные объекты и подступы к отдельным военным городкам минировались. Перекрестки улиц заваливали железобетонными плитами, сооружали доты, соединявшиеся между собой, а также с прилегающими дворами ходами сообщений. Территория города была разделена на три оборонительных рубежа. Первый - вдоль Старопромысловского шоссе; второй - по улице Ленина; третий по улице Сайханова, юго-западнее железнодорожного вокзала. Здания расположенные на выгодных в тактическом отношении позициях, были превращены в опорные пункты, приспособленные для круговой обороны. С целью снижения вероятности поражения отрядов боевиков огнем артиллерии и ударами авиации федеральных войск опорные пункты соединялись между собой подземными ходами. Используя их, боевики имели возможность скрытно выйти из-под обстрела, покинув свои позиции, а затем вернуться после окончания арт- или авианалета. Основной тактической единицей в ходе городских боев у боевиков были маневренные группы по 5-6 человек. В ее состав обязательно входил снайпер. Остальные его прикрывали, ведя при этом огонь из гранатометов и автоматов. Для обспечения свободы маневра снайпера в высотных домах пробивались сквозные ходы сообщения, как правило на нечетных этажах.

После полного блокирования Грозного, в период с 17 по 26 декабря 1999 года федеральные войска подвергали город массированным артилелрийским и авиационным ударам. По сообщению агентства «Интерфакс» со ссылкой на штаб Объединенной группировки войск, федеральные войска использовали для ударов по Грозному самолеты дальней бомбардировочной авиации Ту22М3 (Бэкфайр), несущие вакуумные (объемно-детонирующие) авиабомбы.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:33
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




После 10-ти дней беспрерывных артобстрелов и бомбардировок Грозного, 26.12.1999 федеральные войска начали штурм города. Надо сказать, что командование ВВ МВД выступало против штурма, но вверх взяла точка зрения армейского командования.
Первые же бои привели к большим потерям среи федеральных войск.
26.12.1999 российские войска вошли в Старопромысловский район. Овладение его территорией осуществлялось крайне медленно из-за ожесточенного сопротивления участников ВФ ЧРИ, защищавших город. Российская авиация и артиллерия наносили по этому району массированные удары. Утром 26 декабря 1999 г. подразделения 21-й («Софринской») отдельной бригады оперативного назначения ВВ , 205-й отдельной мотострелковой бригады из состава 58-й армии и 423-го Ямпольского мотострелкового полка, усиленные разведротой и самоходным артдивизионом, начали штурм района. Софринской бригаде предстояло наступать от Карпинского кургана по улице Алтайская через поселок Ташкала, городок Иванова и перерезать Старопромысловское шоссе. Действия 205-й омсбр и 423-го мсп изначально планировались как обеспечивающие наступление бригады. Софринская бригада вела это наступление четырьмя батальонами в один эшелон. Достигнув парковой зоны, подразделения 21-й оброн остановились, не став занимать жилые дома по ее периметру. Командир бригады доложил об этом в штаб операции и получил приказ ждать дальнейших распоряжений. Воспользовавшись этой ошибкой, чеченские отряды нанесли удары с удобных позиций из окружавших местность жилых построек. Подразделения 21-й оброн попали в тяжелое положение, понеся большие потери. Спасти бригаду от полного разгрома смогли лишь энергичные действия 205 омсбр и 423 мсп. После этого продвижение федеральных сил в кварталы Старых Промыслов крайне замедлилось. Потери понесенные 21 Оброн в этих боях были атк велики, что в начале января 21 оброн была выведена из зоны ведения боев за Грозный и переброшена в район Алхан-Калы для доукомплектования.
С 26.12.1999 по всему периметру города развернулись ожесточенные бои. Бои шли буквально за каждый дом. Покидая жилые дома под давление федеральных войск, боевики предварительно минировали дом, а когда в дом заходили солдаты федвойск взрывали дом. Таким образом были уничтожены несколько разведгрупп. О том, что творилось в Грозном в эти дни хорошо описал в своей книге Андрей Бабицкий.
Несмотря на постоянное давление федвойск, боевики оказывали отчаянное сопротивление. По истечении 20 дней боев, федвойскам так и не удалось значительно продвинуться ни на одном из направлений.
С 15 по 17 января федвойска прекратили штурм города и начали перегруппировку. Были созданы штурмовые направления и штурмовые отряды.
17 января 2000 года федвойска возобновили штурм города. Изменение тактики действий принесло свои плоды.
Используя результаты огневого поражения и фактор внезапности, штурмовой отряд № 1, в состав которого входил 1-й батальон 674 пон, активно вклинился в оборону противника, а затем расширил свою полосу действий в южной оконечности Старопромысловского района. В этот же день около 14.50 в одном из домов на улице коперника погиб генерал-майор Михаил Малофеев, который ранее руководил подготовкой штурмового отряда. Тем не менее к 20 января федеральные силы установили контроль над территорий района и провели его «зачистку».
Но, дальнейшее продвижение было остановлено ожесточенным, и я бы даже сказал отчаянным сопротивление боевиков.
В период с 20 по 30 января 2000, федвойска продолжали постоянные атаки на позиции боевиков в городской черте. При этом артобстрелы и бомбардировки города не прекращались.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:35
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




В ночь с 30 января на 01 февраля 2000 года основные силы сепаратистов, оборонявшие Грозный, осуществили прорыв в направлении Алхан-Калы и вышли из города.
Чеченские отряды отступили из Грозного в западном направлении. Через промышленный Заводской район города они вышли к селу Алхан-Кала и далее через Закан-Юрт, Шаами-Юрт, Катыр-Юрт и Гехи-Чу ушли в горы. Российское командование оказалось не в состоянии им помешать. Впоследствии генералы распространили через СМИ версию, согласно которой чеченские подразделения якобы специально выманили из города, чтобы уничтожить на открытой местности. Однако артиллерийские удары по отступающим отрядам ни разу не наносились на марше, а села блокировались тогда, когда они их уже покидали. Так, почти весь день 01 февраля Вышедшие из Грозного чеченские подразделения были в селе Алхан-Кала, где Басаеву была сделана операция по ампутации правой стопы. В ночь с 01 на 02 февраля боевики покинули Алхан-Калу и в течение недели прорываются в горы по линии Алхан-Кала, Лермонтов-Юрт, Шаами-Юрт, Катыр-Юрт,Гехи-Чу т. е. по территории ответственности оперативной группировки «Запад». Однако, чеченские бойцы, которых, по разным оценкам, было до нескольких тысяч, ушли, переходя от села к селу на юг, в сторону гор.
Тем не менее при выходе из Грозного чеченские вооруженные формирования потеряли наиболее опытных руководителей. В темноте на окраине города они вышли на минное поле. После первых же подрывов с окружающих высот по колоннам открыли огонь крупнокалиберные пулеметы, возникла паника. В этих условиях командиры вышли вперед и своим примером повели дальше рядовых бойцов. Раньше всех на мине взорвался племянник первого президента независимой Чечни Леча Дудаев, затем погибли руководитель обороны города Асламбек Исмаилов и бывший руководитель республиканского антитеррористического центра Хункар-Паша Исрапилов. Шамиль Басаев и Хамзат (Руслан) Гелаев (по некоторым данным и А.Закаев) были ранены. На минном поле и далее по ходу отступления встретили смерть и получили ранения сотни рядовых бойцов.
В Грозном остались лишь отряды под командованием Исы Мунаева, которые должны были максимально длительное время сковать вокруг себя крупные силы федвойск.
6 февраля командующий группировкой особого района Грозный генерал-лейтенант Владимир Булгаков доложил командующему ОГВ (с) о взятии чеченской столицы. 7 февраля министр обороны РФ сделал официальное заявление о взятии Грозного.

Не сумев предотвратить прорыв чеченских отрядов из Грозного, российское командование постаралось организовать их преследование и нанесение ударов по уходящим в сторону гор чеченскм отрядам. Населенные пункты, в которые, отступая, заходили чеченские формирования (Алхан-Кала, Хамби-Ирзе (Лермонтов-Юрт), Шаами-Юрт, Катыр-Юрт, Гехи-Чу), блокировались и подвергались массированному огневому поражению с использованием оружия принципиально неизбирательного действия, включая минометы, ракетные системы залпового огня и бомбы с термобарическими боевыми частями. Страшная трагедия разыгралась 4-6 февраля в селе Катыр-Юрт, в котором к этому моменту находилось не менее 25000 гражданских лиц. Село было блокировано и подвергалось массированной бомбардировке и обстрелу с 80.30 утра 4 февраля до 6 февраля. Чудовищная акция насилия против гражданского населения была учинена в одном из районов Грозного – поселке Новые Алды и в соседнем поселке Черноречье 5 февраля 2000 г., на следующий день после того, как российские войска установили над ними контроль.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 11:35
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Однако добравшиеся до гор чеченские отряды вместо отдыха оказались в зоне новых боев. В феврале 2000 года в Шатойском районе оказались сконцентрированы основные силы сопротивления. В этих условиях российское командование, решило окружить Шатойский район и уничтожить основные силы боевиков.
Для проведения операции по уничтожению окруженных в Шатойском районе чеченских отярдоы, была создана оперативная группировка «Центр» для проведения операции в Шатойском районе. Ее возглавил генерал-лейтенант Владимир Булгаков. Одновременно в горы Шатойского района начали углублятся и подразделения группировки «Запад». Для ведения боевых действий в горах на границе с Дагестаном и в Веденском районе Чечни была создана тактическая группировка «Высокогорная» под командованием генерал-майора Александра Ларченко. Ранее, еще с 17 декабря 1999 г., в Итум-Калинском районе десантировались подразделения, объединенные в оперативную группировку «Юг» во главе с генерал-лейтенантом Мухридином Ашуровым. 21 февраля 2000 года российские войска высадили на высотах вокруг районного центра Шатой десант и начали сжимать вокруг него кольцо окружения.
Для чеченских отрядов создалась опасная обстановка. Появились проблемы со снабжением находившихся в Шатойском районе отрядов. В этих условиях чеченским командованием было принято решение о переходе к партизанским формам ведения войны. Наиболее боеспособные отряды отводились на базы дальше в горы, другие же распускались. Воевавшим в их составе жителям республики был отдан приказ спуститься на равнину и разойтись по населенным пунктам. Первую группу отступающих из Шатойского района отрядов возглавили Шамиль Басаев и Хаттаб, во главе второй оказался Хамзат (Руслан) Гелаев.

29 февраля отряды под командованием Шамиля Басаева и Хаттаба разгромили российских десантников у села Улус-Керт и ушли в лесные массивы юго-восточной Чечни. К отрядам Хамзата (Руслана) Гелаева, сконцентрировавшимся в местности Сураты за хребтом Демидук, отделяющим равнинный Урус-Мартановский район от Шатойского, стали прибывать беженцы, в основном молодые люди, уехавшие в начале войны в горные села, а потом, когда боевые действия начались и там, решившие вернуться в свои города и села. В итоге к началу марта здесь скопилась многотысячная и плохо управляемая масса искавших спасения людей. Холод и недостаток продуктов привели к тому, что, игнорируя требования Хамзата (Руслана) Гелаева и его командиров, они в одиночку и группами стали спускаться в Комсомольское. Затем через это село без помех ушли на равнину бойцы радикального командира Арби Бараева. Вслед за ними вниз устремились и ополченцы. Вскоре здесь развернулось самое продолжительное после боев за Грозный сражение второй российско-чеченской войны. Оно же было и самым кровавым. Только с чеченской стороны было убито не меньше 650 (число могил в двух местах захоронения) человек.

04 марта 2000 года в с.Комосомольское Урус-мартановского района федвойска заблокировали отряд боевиков под командованием Р.Гелаева.
Бои в Комсомольском по ожесточенности сравнимы, пожалуй, лишь с боями в Грозном. Бойцы отряда Гелаева смогли хорошо укрепится в инженерном отношении. Подвалы были превращены в доты и выдерживали прямое попадание танкового снаряда. К тому же большинство подвалов соединялись ходами сообщений, блокированных стальными дверьми. По сути, почти каждый дом был превращен в крепость, рассчитанную на долгую осаду. Бой шел за каждое строение.
Все попытки взять село федвойсками оказались неудачными. Бои продолжались до 23 марта 2000 года. В ночь с 23 на 24 марта, большая часть отряда под командованием Гелаева, смогла прорвать окружение и уйти из села.

На этом, собственно, и заканчивается первый этап ВЧВ. Его главным итогом явилось установление контроля российской армией большей частью республики.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 13:02
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Начиная с лета 2000 г., почти вся территория Чечни была под контролем федеральных войск. Чеченские вооруженные формирования уже не контролировали населенные пункты. Оттесненные в горы и частью рассеянные, они уже не могли необратимым образом изменить складывающуюся в республике ситуацию.
Масштабные «зачистки» населенных пунктов – наиболее характерная черта второго этапа войны в Чечне. В ходе них десятки тысяч задержанных мужчин подверглись избиениям, пыткам, оскорблениям и унижениям. Некоторые исчезли без следа, другие были убиты в ходе операции. Их обезображенные трупы или подбирались после окончания операций на месте, где стояли военные, или за деньги у них же выкупались. Некоторые из «зачисток» длились по две и три недели. Все это время города и села республики оставались блокированными войсками и бронетехникой; в некоторых из них, особенно в тех, которые находятся в горах, за это время начинала ощущаться нехватка продуктов. Самыми страшными и кровавыми они были в Алхан-Кале (осень 2001 г.), Цоцин-Юрте (январь 2002 г.), Старых Атагах (февраль 2002 г.), Чечен-Ауле (май 2002 г.), Мескер-Юрте (июнь 2002 г.). В некоторых из населенных пунктов подобные операции проводились чуть ли не каждый месяц. В тех же Старых Атагах с 2000 по 2003 гг. их было больше тридцати, в результате чего сотни жителей были убиты или исчезли, тысячи подверглись пыткам и избиениям и почти все были ограблены. Жители села Цоцин-Юрт перенесли более сорока «зачисток», и все с теми же результатами – внесудебными казнями и похищениями людей.
В Чечне того периода были определенные места, куда сбрасывались трупы убитых и замученных местных жителей. Наибольшую известность в этой связи получил дачный поселок близ Ханкалы. Здесь были найдены десятки тел пропавших в ходе «зачисток» и более локальных операций молодых мужчин и женщин. Многие со следами страшных пыток: с отрезанными ушами, носами и пальцами, с вырванными ногтями и выколотыми глазами. Почти все – с выстрелами в затылок.
Летом 2002 г. с подачи руководства России власти Ингушетии стали оказывать давление на перемещенных из Чечни лиц с целью вынудить их вернуться на родину. Зимой 2002 – 2003 гг. это давление переросло в разгром палаточного лагеря в Аки-Юрте. Вмешательство международных и российских правозащитных организаций лишь на время остановило процесс ликвидации палаточных лагерей. Окончательно они были разгромлены к лету 2004 г.
Одновременно в самой Чечне стал набирать обороты процесс выдавливания на плоскость жителей горных сел. Российское командование считало, что их жители помогают продуктами питания базирующимся в окрестных лесах и ущельях участникам чеченских вооруженных формирований, и путем постоянных «зачисток» с задержаниями и убийствами людей, регулярными обстрелами из тяжелых видов оружия вынудили их покинуть свои дома. В некоторые из опустевших сел были введены войска, другие были ими разрушены.

С конца 2002 – начала 2003 гг. российское руководство приступило к осуществлению политики закрепления своего контроля над территорией Чечни посредством инициации так называемого «политического процесса». Речь вовсе не шла о переговорах со сторонниками независимости. Однако декларировалось, что федеральный центр передает полномочия самим чеченцам, которые теперь сами должны сформировать свои органы власти. Утверждалось, что именно они должны заниматься и «поддержанием порядка» в республике.
До этого система гражданской администрации, установленная в Чечне, выглядела следующим образом. Еще с межвоенного периода функционировало Представительство правительства России в Чечне, которое с 15 октября 1999 г. возглавил Николай Кошман. По мере овладения территорией республики этот орган начал выполнять определенные функции гражданского управления, хотя вся полнота власти принадлежала, разумеется, военным. Затем 8 июня 2000 г. Владимир Путин подписал Указ «Об организации временной системы органов исполнительной власти в Чеченской Республике», а также «Положение об организации временной системы органов исполнительной власти в Чеченской Республике». В соответствии с этими документами во временную систему органов исполнительной власти в Чеченской Республике вошли Администрация Чеченской Республики и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти. Глава Администрации назначался на должность и освобождался от должности Президентом Российской Федерации. 19 января 2001 г., а затем 16 мая и 6 ноября 2002 г. в этот Указ вносились некоторые технические изменения.
11 июня 2000 Указом Президента Российской Федерации главой администрации Чеченской Республики был назначен перешедший на сторону федеральных сил муфтий Чечни Ахмат Кадыров; 20 июня 2000 г. он вступил в эту должность, а 22 августа того же года сложил с себя полномочия муфтия.
Процесс последующей «чеченизации» имел две составляющие: политическую и военную.
Политическая составляющая выражалась в имитации на территории Чечни демократических процедур, призванных создать видимость легитимности федеральной власти если не в глазах жителей республики, то хотя бы в глазах международного сообщества. В результате проведения данных процедур руководителями законодательной и исполнительной власти республики были объявлены лица из числа этнических чеченцев.
Военная составляющая «чеченизации» в своей схеме представляла собой «скупку» определенной части мужского населения, ее вооружение, и передачу ей функций как законного (боевые действия с сепаратистами), так и незаконного (карательные акции в отношении гражданского населения) насилия. «Огненный каток» окончательно разрушил инфраструктуру республики; было уничтожено около 80 % жилого фонда, никаких серьезных восстановительных работ здесь вплоть до 2005 г. не велось. Большинство населения находилось за чертой бедности, зачастую просто голодало. В этих условиях российские власти создают из числа этнических чеченцев различные паравоенные формирования и органы милиции, члены которых получают огромные (в 10-20 раз превышающие «среднечеченские» доходы) зарплаты, право на законных основаниях носить оружие и связанные с этим определенные гарантии безопасности. Первоначально эти структуры, в которых было включено достаточно большое количество криминальных элементов, изгоев общества, выполняли в основном охранные функции. Однако постепенно им вменяется в обязанность все более активно участвовать в операциях по уничтожению бойцов чеченских вооруженных формирований и тех, кто им предположительно сочувствует. Их участники все более повязываются кровью жертв и одновременно, наряду с федеральными силами, становятся объектом для атак «сепаратистов». На месте российско-чеченского конфликта постепенно взращивается внутричеченское вооруженное противостояние, фактически гражданская война. Именно этот процесс и вызвал к жизни термин «чеченизация конфликта».
В пропагандистском плане эта политика принесла федеральной стороне ощутимую выгоду. Во-первых, путем инсценировки демократических процедур было продекларировано создание в республике «легитимной» национальной власти. Воюющей чеченской стороне в этой схеме отводилась роль группы отщепенцев и маргиналов, действующих теперь якобы и против воли собственного народа. Атаки ВФ ЧРИ трактовались исключительно как проявления терроризма, причем международного – и тут Шамиль Басаев со своими сторонниками оказал федеральным властям неоценимую услугу. Исходя из этого, тем более исключалась любая возможность переговоров с целью мирного разрешения конфликта.
Во-вторых, делегировав одним чеченцам право на незаконное насилие над другими, направляя и строго контролируя этот процесс, федеральный центр не только ограничивал потери своей армии и спецслужб, но и отводил от себя критику международного сообщества за совершаемые в республике преступления. Представители высшей российской власти и до этого неоднократно заявляли, что похищения людей и заложничество – якобы неотъемлемый элемент традиционной культуры горцев. Давно присутствовавшее желание представить чудовищные беззакония, творимые в Чечне, как части междоусобной борьбы «кланов» и «тейпов», стало получать долгожданное и вполне конкретное наполнение.
Ну, и, в-третьих, политика «чеченизации» закрепила федеральные позиции путем создания в республике новой социальной группы, зависимой и материально, и в плане личной безопасности, от внешней подпитки и поддержки. Членам созданных в ходе «чеченизации» силовых структур и более широко – властям всех уровней, согласившихся участвовать в убийствах и похищениях соплеменников, защита и военное присутствие России стали необходимы всерьез и на долгое время.
Во многом носящая пропагандистский характер и призванная затушевать совершенные в регионе преступления, снизить накал критики со стороны западных политиков и общественных деятелей, политика эта имела успех. С конца 2003 г. тема Чечни, нарушений прав человека в регионе постепенно начинает сходить с повестки дня международных организаций.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 13:06
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




В период с 2000 по 2002 гг. чеченское вооруженное сопротивление сумело оправиться от поражений, нанесенных ему в первые месяцы войны. Республика, напомним, вступила в нее, будучи расколотой на несколько политических лагерей. С одной стороны, это избранная власть во главе с президентом Асланом Масхадовым и подконтрольными ему отрядами ополченцев и силовых структур, укомплектованными сторонниками светского пути развития Чечни. С другой, религиозные радикалы, группировавшиеся вокруг Шамиля Басаева, Амира-аль-Хаттаба и др.

Третий лагерь возник уже в ходе боевых действий вокруг бывшего муфтия республики Ахмата Кадырова и командира базировавшегося в Гудермесе второго батальона национальной гвардии под командованием Сулима Ямадаева и его братьев. В октябре 1999 г. они просто перешли на сторону федеральных сил. Во многом благодаря этим людям, российские войска с восточного направления практически без потерь подошли к Грозному. Были сохранены от разрушения села в Гудермесском и Курчалоевском районах, жертвы среди гражданского населения были сравнительно немногочисленны (их число существенно увеличится, когда здесь начнутся «зачистки»).

Разногласия между радикалами (в Чечне их называли «ваххабистами») и ориентирующимися на президента Аслана Масхадова силами (вы просторечии «боевиками») сохранялись и в дальнейшем. Так, из-за конфликта между ваххабитами и ополченцами в конце ноября 1999 г. западной группировке российских войск удалось занять Алхан-Юрт и замкнуть кольцо вокруг Грозного. Боевики-ваххабиты из отряда Арби Бараева, не подчинившись приказу, в марте 2000 г. первыми ушли на равнину через Комсомольское. Потянувшиеся за ними плохо вооруженные ополченцы и беженцы оказались в котле и в большинстве погибли. Вырвавшийся из окружения Хамзат (Руслан) Гелаев, один из наиболее авторитетных чеченских командиров, ушел сам и перебазировал остатки своих отрядов в Панкисское ущелье соседней Грузии.

Таких эпизодов на первом этапе войны было множество.

С началом массовых «зачисток» и деятельности «эскадронов смерти» в партизанские отряды начало интенсивно прибывать пополнение из числа лиц, горящих жаждой мести, в основном молодежи. Вооруженному сопротивлению, к началу лета 2000 г. в значительной степени деморализованному, был придан новый мощный импульс. Количество желающих воевать превысило возможности созданной к этому времени инфраструктуры: на базах в горно-лесистой местности не хватало оружия и продовольствия, и принимали далеко не всех желающих. Из тех, кто оставался в городах и селах, формировалось вооруженное подполье, ядром которого все чаще становились ваххабитские джамааты, возглавляемые «эмирами» сел, районов и городов. В то же время силы, ориентированные на Аслана Масхадова, пытались сохранить нелегальные органы гражданской администрации, впрочем, без особого успеха. Сообщества фундаменталистов, спаянные религиозной мотивацией и жесткой дисциплиной, оказались более живучими.

Летом 2002 г. лидеры обоих крыльев вооруженного сопротивления на заседаниях продолжавшегося почти месяц Государственного совета достигли согласия по большинству спорных вопросов, причем за счет компромиссов с обеих сторон. Были внесены изменения в порядок функционирования органов власти на период военных действий, а большинство подразделений из числа салафитов и их командиры (включая Шамиля Басаева) признали Аслана Масхадова своим главнокомандующим. В свою очередь, президент согласился на исламистские изменения в Конституции ЧРИ (принятые, разумеется, в нарушение всех прописанных в ней процедур). Итогом достигнутых договоренностей стало и возвращение на родину отрядов под общим командованием Хамзата (Руслана) Гелаева. Произошло это в конце сентября того же года.


Однако в октябре 2002 г. подконтрольные Шамилю Басаеву группы совершили в Москве жестокий террористический акт: захватив в Театральном центре на Дубровке около 900 зрителей и артистов, они выдвинули требования вывода войск из Чечни. Действия террористов и последовавший затем штурм, сопровождавшийся газовой атакой, унесли жизни более 100 человек. Шамиль Басаев признал, что готовил это нападение в тайне от своего руководства, и заявил об отставке со всех постов в ВФ ЧРИ. В свою очередь Аслан Масхадов, настаивавший на категорической неприемлемости террористических методов ведения войны, заявил, что в отношении Басаева будет проведено расследование и состоится суд. Ни того, ни другого, впрочем, не случилось – президент, очевидно, не решился ослаблять силы вооруженного сопротивления внутренними конфликтами. Вплоть до гибели Аслана Масхадова 8 марта 2005 г. силы «масхадовцев» и «басаевцев» продолжали действовать автономно, но, несмотря на глубокий личностный и идеологический конфликт между лидерами, наличие общего врага принуждало их к союзу.

Именно в этот период силами, подконтрольными Шамилю Басаеву, была совершена целая серия жестоких террористических атак на территории России. Самая кровавая и циничная из них – захват школы № 1 города Беслан в Северной Осетии. События 1-3 сентября 2004 г. унесли жизни более 300 человек, преимущественно детей.

Концептуальное различие в методах борьбы проявилось и в подходах к вопросу о путях урегулирования конфликта. По поручению Аслана Масхадова глава МИД непризнанной республики Ильяс Ахмадов (находившийся к тому моменту в США) подготовил план мирного урегулирования с характерным названием «Обусловленная Независимость через Международное Управление». План этот был широко анонсирован в июле 2003 г. Предложения Ахмадова – Масхадова были близки по своей сути к модели, применявшейся в Косово после принятия Советом Безопасности ООН Резолюции 1244 от 10 июня 1999 года.

Таким образом, ориентировавшиеся на Аслана Масхадова силы чеченского сопротивления предлагали разрешить конфликт в рамках международного права и исходя из накопленного международным сообществом опыта. Вопрос признания Чечни как независимого государства увязывался с ее демократизацией и демилитаризацией.

В ответ исламисты опубликовали свой план тоже с очень характерным названием: «Безопасность в обмен на независимость». Его автор (все тот же Мовлади Удугов) заклеймил концепцию Масхадова – Ахмадова фактически как предательство национальных интересов, а вместе с ней – международное право и западную цивилизацию как таковые. План Мовлади Удугова опять декларировал построение в Чечне исламского шариатского государства: «Никакая власть в Чечне никогда не рассматривалась в качестве легитимной в глазах народа, если она не являлась носительницей Шариата. И чеченцы всегда были готовы с оружием в руках защитить свое законное право на Шариат ровно так же, как всегда были готовы подчиниться Шариату. И только Шариату». Ответный террор, практикуемый исламистами, определялся как «юридически оправданная самозащита». Концепция «Безопасность в обмен на независимость» была предложена Владимиру Путину в ультиматуме, выдвинутом Шамилем Басаевым в ходе кризиса с заложниками в Беслане 1-3 сентября 2005 г. Таким образом, реализация предлагаемой доктрины на практике сводилась к шантажу.

Обращение радикалов к террористическим методам борьбы способствовало дискредитации самой идеи чеченской независимости в глазах мировой общественности. Лидеров салафитов, которые воспринимали западную цивилизацию в качестве едва ли не большего врага, чем Россию, это не заботило. Российская же сторона использовала эти обстоятельства в пропагандистских целях максимально эффективно. Это было нетрудно сделать после 11 сентября 2001 г., когда угроза терроризма стала восприниматься мировым сообществом как один из главных вызовов цивилизации. Аслан Масхадов раз за разом осуждал террористов, и в своих заявлениях тщетно призывал тех, кто встал на путь террора, опомниться. Но новые атаки исламистов сильно ударили по его имиджу умеренного политика. Одновременно экстремальные условия партизанской войны, информационная изоляция бойцов, которые годами находились на своих базах в глухой горно-лесистой местности, все более усиливали позиции салафитов. Для преодоления почти невыносимых тягот они предлагали людям религиозную мотивацию. Сторонники светского пути продолжали терять свое влияние. В условиях отказа Запада от активной политики урегулирования конфликта проповеди ваххабитов вызывали больше доверия, чем призывы следовать общечеловеческим ценностям.

На данном этапе конфликта чеченские формирования продолжали вести диверсионно-партизанскую войну. Они подрывали бронетехнику и уничтожали живую силу противника, нападали на военные колонны, укрепляли подполье в расчете на то, что война продолжится неопределенно долгое время. В ряде случаев чеченским вооруженным формированиям удавалось на короткое время овладевать населенными пунктами. При этом боевые действия все чаще выплескивались за границы Чеченской Республики. В июне 2004 г. в течение ночи с 21 на 22 июня чеченским и ингушским моджахедам под командованием Шамиля Басаева удалось даже установить контроль над центральными районами Ингушетии и заставить федеральные силы обороняться.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 13:08
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Несмотря на то, что после марта 2000 года сепаратисты утратили контроль над большей частью территории республики, несомненно, что значительная часть горно-лесистой местности на юге Чечни не контролировалась федеральными силами даже в период, последовавший за гибелью Аслана Масхадова, и в той или иной степени находилась под контролем партизан в период написания данного исследования. Этот вывод подтверждается фактами непрекращающихся массированных артиллерийских и авиационных ударов, наносимых федеральными силами по значительным участкам местности.
После перехода к партизанской стадии конфликта подразделения ЧРИ в целом сохранили способность к ведению согласованных военных действий. Разумеется, в отличие от событий осени 1999 – весны 2000 года уже нельзя говорить о том уровне непрерывности, которым характеризовался этап фронтального противостояния войск. Однако чеченская сторона продолжала практиковать частые и систематические нападения на противника. Такие боевые операции, как взятие под контроль крупного села Автуры 12-13 июля 2004 г. (в село вошли не менее 200 сепаратистов, ими было убито 18 и взято в плен 12 бойцов полка им. А. Кадырова), взятие под контроль центральных районов и населенных пунктов Ингушетии в ночь с 21 на 22 июня 2004 г. (под руководством Шамиля Басаева чеченские и ингушские комбатанты одновременно атаковали подразделения в Назрани, Карабулаке, Слепцовске и других населенных пунктах, погибли 79 человек, из них 49 – сотрудники правоохранительных органов и военнослужащие РФ, 113 человек получили ранения), атака на Грозный 21 августа 2004 г. (в город с севера и юга группами по 20-50 человек одновременно вошли по разным оценкам от 250 до 400 вооруженных сепаратистов, потери среди федеральной стороны и гражданского населения по данным российской прессы составили 78 человек), свидетельствуют о высоком уровне планирования, подготовки и осуществления этих атак.
Одновременно продолжалась практика подрывов различных видов взрывных устройств и обстрелы КПП, бронетехники, автотранспортных средств и пунктов временной дислокации подразделений федвойск, а также нападения на военные колонны, подразделения, группы и отдельных военнослужащих и милиционеров.
Достаточно высокая активность партизан сохранялась на протяжении многих лет, примерно до 2007-2008 годов (хотя нельзя не согласиться с тем, что по сравнению с первыми годами партизанской войны она становилась с годами несколько ниже).
В результате успешных контрпартизанских действий федеральных сил, боевики были лишены возможности проводить масштабные боевые операции. Последняя крупная операция датируется октябрем 2005 года, когда было совершено нападение на Нальчик. После этого сил уже хватало только на атаку в масштабах одного села. Последняя атака (на село Центорой) было совершено в 2010 году.

Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 13:10
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




С 2002 года силы сопротивления, ориентировавшиеся на Ш.Басаева, решили возобновить практику масштабных терактов в РФ, с целью заставить руководство РФ пойти на уступки по формуле "Безопасность в обмен на независимость".
Я постараюсь описать основные теракты, совершенные чеченскими отрядами в период с 2002 по 2004 год, когда был пик террористической войны.
Захват заложников в Норд-Ост и Беслане, подрывы гражданских самолётов, подрывы метро и массовых мероприятий.
После длительного затишья в 2010-2011 году в Москве вновь были совершены теракты в метро и аэропорту.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 21 2013, 13:10
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




2005 стал переломным для сил сопротивления. Масштабные теракты и ответы на них фдесил показали, что федеральная власть ни под какими угрозами не пойдет на уступки в Чеченоской войне. Надежда масштабными терактами повторить опыт Буденновска, оказались тщетными. Наоборот маштабные теракты оказали очень негативное влияние на отношение к силам сопротивления зарубежом.
Одновременно силы сопротивления начали испытывать серьезное давление в Чечне. К началу 2005 года были убиты большинство видных полевых командиров. Начало сокращаться финансирование из арабских стран и приток добровольцев(это связано как с улучшением оперативной работы российских спецслужб, так и политическими договоренностями между руководствами стран).
В этих условиях стало ясно, что дальнейшее продолжение сопротивления только в границах Чечни не имеет перспектив. После убийства Масхадова, президентом Ичкерии стал А-Х.Садуллаев. Именно, при нем начался процесс распространения боевых действий по всей территории Северного Кавказа.
Принимая во внимание усталость населения Чечни от войны, понесенные им потери и учитывая курс российского руководства на «чеченизацию» конфликта (по сути, на развязывание внутричеченской гражданской войны), еще Абдул-Халим Садулаев объявил о сокращении числа боевых операций на территории республики. Этим самым, во-первых, сводились к минимуму столкновения с оказавшимися по другую сторону баррикад чеченцами, во-вторых, сохранялся на будущее костяк сил сопротивления. Заявив, что в ближайшее время не стоит полагаться на международную поддержку, «пока Россия не станет проблемой для мира», Абдул-Халим Садулаев сообщил о создании т. н. Кавказского фронта в составе чеченских сил сопротивления. То есть был взят курс на перенос основных военных действий в сопредельные регионы и даже вглубь России
В Дагестане и Ингушетии начали действовать различные группы, которые собершали обстрелы и подрывы федсил. Особенно широкий размах получила деятельность джамаата "Шариат" в Дагестане и группы А.Тазиева(Магас) в Ингушетии.
В Кабардино-Балкарии в течение ряда лет местные и федеральные правоохранительные органы целенаправленно и методично преследовали мусульман: закрывали мечети, задерживали и доставляли в отделы милиции тех, кто исправно молился, держал пост, избивали, пытали, фабриковали против них уголовные дела. В октябре 2005 г. здесь произошло восстание религиозной молодежи, по всей видимости, инспирированное при участии Шамиля Басаева; после его разгрома окончательно сформировалось вооруженное подполье.

17 июня 2006 года на окраине города Аргун в ходе боестолкновения с сотрудниками российских правоохранительных органов и силовых структур гибнет и сам Абдул-Халим Садулаев. Его место занял вице-президент Доку Умаров. 10 июля 2006 года при самопроизвольном подрыве автомашины с взрывчаткой погиб Шамиль Басаев. Лидером сил сопротивления стал Доку Умаров. 7 октября 2007 г. он провозглашает Кавказский Эмират (Имарат) во главе с собой, а ЧРИ преобразует в его «вилайат» (провинцию). Таким образом, завершение эволюции целей вооруженного сопротивления – от строительства независимого чеченского государства к созданию теократического северо-кавказского многонационального государственного образования – получило свое институциональное закрепление. С этого момента можно говорить и о полном торжестве идеи радикального ислама над национально-освободительной идеологией.

Восстановив свои силы после понесенных потерь, с 2008 года начинатес яновая активизация вооруженной борьбы против федеральных сил на Северном Кавказе. Одновременно, начинается практика масштабных терактов с использованием смертников: взрыв ГОВД Назрани, взрывы в метро в 2010 году и в аэропорту Домодедово в 2011 году.
Продолжилось расширение географии конфликта. Появились, хоть и малочисленные боевые группы исламистов, в Астрахани и Поволжье.
Нсемотря на успешные операции федеральных сил, в ряды вооруженного подоплья продолжается приток новых сил. Это связано как с борьбой между различными религиозными группами, так и тем, что насилие российских спецслужб, выражающееся в бессудных казнях и похищениях людей, толкает в отряды сопротивления все большее число молодежи.
В последние годысообщения о боевых столкновениях в Дагестане и Кабардино-Балкарии, пусть и в меньшей степени, Ингушетии, временами преобладают над подобными новостями из Чечни.
Кроме того, после прекращения притока денежных средств из-за рубежа, вооруженное исламистское подполье сумело перейти на самофинансирование, при этом иногда не гнушаясь вымогательств, разбоев и налетов на местный бизнес.

Также время от времени в рядах вооруженного подоплья начинается очередная борьба за власть. Последний случай имел место в августе 2010 году, когда руководители сопротивления в Чечне А.Вадалов, Х.Гакаев и Т.Газиев объявили о выходе из подчинения Д.Умарову. Начало конфликту между влиятельными боевиками было положено 2 августа, когда в интернете появилось заявление Доку Умарова о его добровольной отставке с поста амира. Своим преемником лидер боевиков назвал тогда Асланбека Вадалова. На следующий день Умаров опроверг заявление об отставке, пояснив, что оно было сфабриковано, а сам он якобы отходить от дел не собирался. Еще через несколько дней "за публикацию фальсифицированного указа" был отстранен от должности директор информационно-аналитической службы "имарата" Мовлади Удугов. В ответ 15 августа полевой командир Хусейн Гакаев на одном из экстремистских сайтов опубликовал заявление о выходе чеченских формирований из подчинения Доку Умарову. Боевик объяснил это решение "сложившейся на Кавказе обстановкой". По мнению полевых командиров, отозвав свое заявление об отставке, Доку Умаров действовал по чьей-то команде и "проявил неуважение к меджлису" и Умаров передумал не сам, а по чьей-то команде. В середине августа после общего заявления боевиков Вадалов и арабский наемник Муххадан, занимавщийся подготовкой террористов-смертников, объявили о сложении с себя полномочий наместника и амира "Имарата Кавказ", а также избрали свои лидером Х.Гакаева.
В ответ Умаров отстранил от командования, а также лишил всех чинов и званий влиятельных чеченских полевых командиров, отказавшихся ему подчиняться. Как объявил Умаров, Асланбек Вадалов, Хусейн Гакаев и Тархан Газиев подлежат шариатскому суду. Кроме того, он обвинил арабского боевика Муханнада, в попытке захвата власти и сеянии раздора в рядах подполья на Северном Кавказе. Также, Доку Умаров обязал избранного лидером чеченских боевиков Хусейна Гакаева передать "ранее выделенные на джихад" денежные и материальные средства амирам секторов.
Раскол в рядах сил сопротивления продолжался до лета 2011 года, когда после убийства в апреле 2011 года федсилами Муханнада, в июле 2011 года, Вадалов и другие обновили совю присягу Д.Умарову.
Top
Error
Отправлено: Май 24 2013, 16:17
Quote Post


боярин
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 289
Пользователь №: 38
Регистрация: 16-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 13




Ассадула, здравствуйте.
Если сказать коротко, все свелось-"мочи бородатых" где бы не находились. Правильная позиция.
В чем то напоминает список Голды Мейер после Мюнхена-72.
Top
Asadulla
Отправлено: Май 24 2013, 21:11
Quote Post


Хан
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 1276
Пользователь №: 15
Регистрация: 2-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 31




Цитата (Error @ Май 24 2013, 16:17)
Ассадула, здравствуйте.
Если сказать коротко, все свелось-"мочи бородатых" где бы не находились. Правильная позиция.
В чем то напоминает список Голды Мейер после Мюнхена-72.

Да, в принципе так и было.
Как сказал ВВП будем мочить везде где найдем, даже в сортире.
Даже за границей многих достали.
Top
Donald Duck
Отправлено: Май 24 2013, 22:03
Quote Post


Ага
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 311
Пользователь №: 3
Регистрация: 1-Май 13
Статус: Offline

Репутация: 15




Asadulla, спасибо за подробный рассказ.

будь Боря Пьянов во власти еще лет 5, Россия на самом деле развалилась бы.

Путин настоящий патриот своей страны, не знаю он грабит свою страну или нет, но факт налицо: не пойдя ни на какие уступки бандитам, даже ценой гибели сотен своих граждан, он сделал правильно - так же как скажем англичане не идут ни на какие переговоры с людьми кто требует за их граждан выкуп - лучше потерять сейчас одного гражданина, чем показать слабость и завтра поставить под угрозу 10-х.

умение идти на жертвы, отдавать пешку и даже фигуры ради выигрыша партии, это признак великого политического деятеля.

а то в ПЧВ как только бандиты захватывали школу или больницу, в кремле начиналась паника.
Top
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Topic Options Страницы: (2) [1] 2  Reply to this topicStart new topicStart Poll


 


Текстовая версия